ВЛАДИМИР АРТЫКОВ

ИСКУССТВОВЕДЫ О ТВОРЧЕСТВЕ В. АРТЫКОВА

В каталоге международной выставки Второй триеннале современного изобразительного искусства в Белграде «Белград-80» приняли участие художники из двадцати девяти стран. «В советском разделе триеннале выставлены работы четырех скульпторов и тринадцати живописцев. У каждого по одному произведению (В. Артыков, Т. Яблонская, Е. Моисеенко, Т. Назаренко, А. Никич, С. Вейверите, О. Вуколов…). Активная художническая позиция и озабоченность судьбами мировой культуры, природы, людей, мира на планете утверждают произведения наших художников, высокий гуманистический пафос их искусств». (П. Хорошилов. Триенале в Белграде «Белград-80». Каталог. 1980.) Артыков поставлен в ряд выдающихся мастеров живописи СССР. Накопленный во время работы над историческими фильмами огромный материал будоражит сознание художника, выталкивая на альбомные листы эскизы новых картин.

Ю. Нехорошев.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись»,
Москва, 2005

Композиции полотен Артыкова оригинальны, рассчитаны на несколько точек смотрения. Это легко видно по реакциям зрителей – они то отходят от полотен, чтобы понять главное событие, потом приближаются, чтобы рассмотреть первый план, а затем погружаются в длительное рассматривание персонажей, каждый из которых занят своим делом, проявляет свой характер в действии. Сложносочинённые композиции Артыкова принципиально отличаются от многочисленных «постановочно-натурных» картин, списанных с мизансценированных натурщиков, как натюрморты с муляжей.

Ю. Нехорошев.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись»,
Москва, 2005

Книга о художнике – это всегда творческий отчет за определенный отрезок жизненного пути, прошедшего в мастерской у мольберта или в некоем духовном контакте с миром природы. Подобных творческих контактов уже немало у членов Творческого союза художников России Владимира Артыкова, засуженного деятеля искусств Туркменистана, и Риммы Исаковой. Их произведения известны зрителю уже давно, они даже успели отметить свои творческие юбилеи: Владимир Артыков – более 40 лет, 30 лет – Римма.
Владимир долгое время жил и творил в Туркмении, представляя свои произведения живописи на крупнейших художественных выставках в нашей стране и за рубежом. И несмотря на то, что художник уже давно вновь вернулся в Москву, мир Востока с его поэтикой, философским отношением к действительности навсегда вошел в творчество живописца с определенным творческим и индивидуальным обликом. Общение с его произведениями отвечает желанию современного человека обрести душевное равновесие, видеть и чувствовать окружающий мир интереснее и богаче.
Художник Римма Исакова коренная москвичка, навсегда преданная России с ее тихой, но от того не менее звучной природой, пишет много, взахлеб, ее не устрашают никакие проявления непогоды, во всем она находит то, что звучно ее душе. Живопись ее покоряет тонко нюансированной красочностью.
Глубоко эмоциональное восприятие окружающего мира по-разному воплощают в своих произведениях эти художники лирики романтического склада. В их произведениях есть радостное чувство легкости творческого взлета, своеобразие живописно-пластического восприятия жизни, которым отмечены творческие пути этих родственных душ.

Э. Дробицкий,
Вице-президент Российской Академии художеств, Президент Творческого союза художников России,
заслуженный деятель искусств России, народный художник России.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись», Москва, 2005

Всегда отрадно видеть хорошую живопись. Два художника – Владимир Артуков и Римма Исакова посвятили свою жизнь поискам того, что есть живопись. Обаяние их пейзажей – в светлом взгляде на мир, ощущение свежести, легкости в живописи, чуткости и отзывчивости ко всему живому. В их лучших работах чувствуется, что душевное состояние художников гармонично состоянию природы. Эти произведения образуют проникновенное и тонкое лирическое повествование о природе, о проявлении вызванных ею человеческих чувств.

Е. Зверьков, Народный художник России,
Вице-президент Российской Академии художеств.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись», Москва, 2005

Я знаком с Владимиром Артыковым давно и с большим вниманием всегда отношусь к тому, что он делает нового. Мне самому очень дорог Восток, я тоже там жил и работал долгие годы. Хорошо помню его многофигурные, сложносочиненные композиции на темы истории и современной жизни. Иной взгляд на мир, иные точки обзора, ракурсы позволяют ему емко, многопланово показывать действительность во всей сложности и многозначности.
Живой, энергичный, он интересуется многим и всему умеет найти на холсте убедительное пластическое решение с точно найденным цветом. Работы Артыкова крепкие по рисунку, плотные по живописи. Привлекает в его живописи чистое, светлое понимание жизни и отношение к ней.
Искусство полное обаятельной поэзии, правды и художественного мастерства в работах его жены – Риммы Исаковой. Она поразительно умеет доверять своим ощущениям и чувствам. Ее лучшие пейзажи основаны на живом непосредственном наблюдении, в них особая культура видения живописи, определенная творческая позиция, идущая от мастеров лирического «пейзажа – настроения».
Оба эти художника очень любят природу, умеют чувствовать и понимать ее.

А. Мичри, Заслуженный художник России,
Академик Международной академии творчества,
Почетный академик Российской Академии художеств.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись», Москва, 2005

Посещая художественные выставки, я обратила внимание на работы В. Артыкова. Произведения мастера меня поразили гармонией, монументальностью, многофигурностью. Чаще всего в композициях верхняя точка, смелая, необычная. Удивительно серебристо-охристые колорит. От полотен веяло свежестью перемен, они были близки и созвучны моему представлению о современном искусстве.
У меня и сейчас перед глазами его картина «Преодоление». Художник крайне редко создает урбанистические пейзажи, ему ближе природа Земли. Однако, в этой работе – и гордость за Человечество, покорившее Океаны Вселенной, и тревога за тот мир, который мы оставляем своим детям: пересохшие моря, брошенная техника, пустыня на месте цветущей некогда земли. Эта картина напоминание: берегите свой мир и, вырвавшись за пределы своей планеты, не забывайте «колыбель человечества», как назвал нашу Землю замечательный русский ученый К. Э. Циолковский. Я и сегодня пристально слежу за новыми работами Артыкова. В них больше философской глубины. Он часто прибегает к аллегориям, метаморфозам. Но наряду с этим, художник по-прежнему обращается к объективной реальности. Возможно, под влиянием неяркой серебристой гаммы средней полосы России в его живописных полотнах появилось больше холодных сине-зеленых цветов. Тончайшие цветовые нюансы переливаются перламутром, и всю ткань картин пронизывает серебристый струящийся свет, отличающий все творчество этого многогранного художника. Картины на вернисаже в Кремле показывают, что художник вступил в новый период своего творчества, о чем свидетельствуют работы «Московское утро», «Островок», «Весна».

К. Степанова, кандидат исторических наук.
«В. Артыков, Р. Исакова. Живопись», Москва, 2005

Художник поведал горькую правду о том времени, когда из чёрных репродукторов звучал скорбный голос диктора, сообщавший об оставленных врагу городах и сёлах, когда на всех фронтах нашим солдатам, действительно, как сообщали скупые сводки Совинформбюро, приходилось сражаться с превосходящими силами противника… Острое чувство тревоги, горечи, печали мастерски выявлено средствами своеобразной панорамной живописи, в характере осеннего пейзажа, в ритмах линии, в красках, в соотношении людских масс.

С.Червонная.
«Исмаил Гаспринский – просветитель
народов Востока», Москва, 2001, с. 270

Живопись Владимира Артыкова – это ностальгия и мечта. Ее туркменское содержание призрачно и потрясающе достоверно. Особый дар исследователя, необычный исторический ракурс художественного видения и творческого мышления художника воплощаются в реалиях любовно и тщательно воспроизведенного народного быта, в обладающих очарованием тонкой восточной миниатюры, предельно точных и выразительных этнографических деталях, которыми насыщены его пейзажи, натюрморты, архитектурные панорамы, массовые сцены, всегда отмеченные печатью определенной эпохи. Историческая любознательность автора одинаково простирается и в далекое прошлое Туркменистана («Визит дружбы» – первое соприкосновение на берегах Каспия с «северным соседом», с русским флотом, с российской дипломатией), и в эпоху революционных миражей и фантомов («Каракумы. 1919 год»), и в медно-трубные, пламенно-кумачовые 20-е годы («Открытие памятника В.И. Ленину в Ашхабаде 7 ноября 1927 года»), и к раннему конструктивизму социальных и технических экспериментов («Гигант 30-х годов АНТ-6 в Каракумах»), и к позднему размаху «наступлений на пустыню», к гротеску гидро-индустриально-урбанистических утопий и хлопковых вакханалий («Город наступает», «Праздник хлопка в целинном совхозе». «Каракумский канал имени В.И. Ленина – артерия дружбы народов СССР». «Вода Сибири придет в Каракумы»), и к пронзительной горечи 40-х годов («Проводы»), и к холодной фальши ранних 80-х с их военными парадами, партийными лозунгами и танковыми маршами («Присяга»).
Нет, художник не осуждает (как, может быть, хотелось бы нам интерпретировать его творчество в современной демократической парадигме) и не воспевает (как казалось в годы всесильной гегемонии коммунистической пропаганды) то время, которое он бережно реконструирует. Он оставляет окаменевшие реалии этого времени в вечных песках Каракумов, позволяя зрителю ощутить это время и в глобальном обобщении масштабных панорам, многофигурных композиций, и в удивительных микроскопических деталях, фиксирующих узоры туркменских ковров, формы старинных сосудов, конструкции юрт, каменные разломы древних монументов, мощные (но с высоты птичьего полета все равно миниатюрные, почти игрушечные) сооружения плотин, гидроузлов, железнодорожных вокзалов, городских магистралей и парадных ашхабадских площадей, силуэты всадников, верблюдов, осликов, гарцующих коней, особенности красочных народных костюмов и унылых военных униформ, впрочем одинаково интересных в широком историческом контексте, наконец, бесконечно разнообразных и меняющихся тележек, повозок, грузовых, легковых машин, автобусов, эшелонов, вагончиков, мачтовых кораблей, белоснежных водных лайнеров, аэропланов, самолетов, составляющих в картинах Артыкова целую вереницу виртуозных иллюстраций к истории среднеазиатского сухопутного, воздушного и водного транспорта.
Но чем точнее эти детали, тем фантастичнее общая картина Туркменистана в живописи Артыкова, – Туркменистана, который в действительности, наверно, никогда не был ни столь отзывчив на визиты великой дружбы, ни столь послушен законам технического прогресса, ни столь воодушевлен идеями ленинизма, ни столь осчастливлен большим хлопком, большой водой и иными грандиозными проектами минувшего века, ни столь подчинен военным присягам и приказам, как это может показаться тому, кто ограничится буквальным прочтением названий картин, поверхностным знакомством с их тематическим кругом, не ощутив глубинного, философского смысла живописи Владимира Артыкова, в которой высокая гармония и грозная дисгармония мятежной стихии формируют истинный образ его Родины, ее непостижимых контрастов. Динамика и энергия туго закрученных спиралей, определяющих движение песков и рисунок еще не пройденных человеком дорог, уходящих за горизонты (особенно выразительная в полотнах «Изыскатели», «Археологи в Каракумах», «Вода Сибири придет в Каракумы»); упругая сила окаменевших песков и гор, заменяющих небо, отнимающих небо у ослепленных безумной идеей людей («Каракумы. 1919 год», «Открытие памятника В.И. Ленину в Ашхабаде…», «В предгорьях Копет-Дага»); упрямое, мятежное сопротивление природы «орднунгу»-порядку, чужому для этой земли (вскипающие белой яростью стволы и терзаемые ветром кроны деревьев в картине «Присяга»); загадочные смысловые коды орнаментальных узоров, формируемых предметами и человеческими фигурами, разбросанными по земле в сложных ритмических комбинациях (эскиз декорации к кинофильму «Песнь о воде») или сливающихся в едином плавном потоке («Визит дружбы»), – таковы слагаемые того сложного образа Туркмении в искусстве Владимира Артыкова, который не вмещается ни в традиционные жанры (пейзаж и натюрморт, исторические, батальные, бытовые мотивы, элементы философской притчи, фольклора – все здесь сложно переплетается), ни в четко ограниченные виды искусства (станковая живопись живет здесь в мире зрелищных искусств, вторгается в ткань кинематографа, эскиз кинематографической декорации превращается в картину – эти метаморфозы постоянны, неуловимы, бесконечны), ни в типы зрительской ментальное, ориентированной на ангажированное, «тематическое» искусство – о войне, о мире, о строительстве каналов в пустыне, о трудовых победах и праздниках, присоединении Туркменистана к России… Не о том, совсем не о том повествуют картины Артыкова. как бы ни казались они привязанными к конкретной действительности и к историческим событиям, дающим повод для политических спекуляций. И праздники в них всегда немного печальны, и согласие единодушной толпы или солдатского строя оборачивается внутренним разладом и нарастающей тревогой, и все победы коллективного труда, инженерной мысли, социального прогресса растеряются в пустынных миражах.
Сильнейшим художественным средством, обеспечивающим эффект такого призрачного растворения, является тот особенный свет, которым наполнена живопись Артыкова, который излучают его картины, в котором парят изображения, мерцают каракумские пески. Это не раскаленное белое солнце революционной романтики, это не золотой жар и зной утомленной вечным праздником, обильной и счастливой земли. Это удивительный струящийся серебристый свет (очень редкий в реальном климатическом пространстве «солнечной Туркмении»), «спокойный и ровный, смягчающий все яркие краски и жесткие силуэты, объединяющий мирозданье покоем. Это свет печали, свет прощания с далекой Родиной, свет памяти о ней, свет надежды.

С. Червонная, профессор, доктор искусствоведения.
Сборник «Исмаил Гаспринский – просветитель народов востока».
Образ Туркменистана в живописи В. Артыкова.
Москва, 2001, с. 270

Любовно выписанные художественные детали многофигурной композиции, в том числе детали архитектурного пейзажа, изумительные в своем изяществе исторические предметы, свидетельствуют о том, как дорог современному живописцу весь мир, в котором жили его далёкие предки, и настроение, вызванное своеобразной ностальгией, придает всей картине неповторимое романтическое очарование.

Ю. Иванов. «Творчество», № 10, 1979

Для Артыкова главное – не любование отвлечённой красотой, а разумная организация мира, его сложнейшие взаимосвязи между этим огромным миром и каждым человеком в отдельности и народом в целом.

С. Червонная. Альбом «А. Артыков, Р. Исакова»

Мое первое знакомство с творчеством живописца В. Артыкова, члена Союза художников СССР с 1973 года, состоялось в Московском Манеже на Всесоюзной художественной выставке «60 героических лет» (февраль-март 1978г.). Художник показал картину «Проводы». Это был крупный успех художника и успех не случайный. Холодный ветер, уносящий бравурно-печальные марши, замершие у вагонов бойцы, красное знамя полка – все запомнилось будущему художнику навсегда. Через тридцать шесть лет написано произведение, в котором не просто переданы детские впечатления, они стали эмоциональным фоном, камертоном правды, позволившей через бытовой, обычный для тех лет эпизод выразить атмосферу героического и трагического времени. И что интересно, в том же 1978г., но уже в октябре-ноябре, в том же Манеже на Всесоюзной выставке – конкурсе живописи за картину «Комсомольская свадьба» В. Артыков становится лауреатом премии с вручением диплома Союза художников СССР, а картину приобретает Государственная Третьяковская галерея.
Работа над станковой картиной для В. Артыкова начинается с сильного впечатления от увиденного в действительности. Это относится и к полотнам историческим. Еще студентом Ленинградского художественно-промышленного училища юный художник наблюдал церемонию встречи экипажей кораблей, и в его воображении возник эпизод исторического визита XVIII века, когда по высочайшему указу Петра Великого, два корабля Российского флота прибыли к восточному берегу Каспия, где и произошло первое рукопожатие русского и туркмена. Ассоциативная память подсказала художнику композицию картины «Визит дружбы». Картина экспонировалась на многих престижных выставках с неизменным успехом, о чем свидетельствуют искусствоведческие исследования восьмидесятых годов (О.Тимофеев, альбом «Голубые дороги Родины». С Червонная, Очерки развития советского изобразительного искусства на современном этапе. Ю.Нехорошее, «Восхождение к картине», Журнал «Творчество»). В 1982 году Президиум Академии Художеств СССР присудил В. Артыкову Диплом Академии Художеств СССР за картины «Визит Дружбы» и «Открытие памятника».
Постоянно участвуя на Всесоюзных художественных выставках в Москве, В. Артыков работал и на киностудиях Ашхабада, Душанбе, Ташкента и Москвы в качестве художника-постановщика в более двадцати художественных кинокартинах. Как режиссер и автор сценария он снял семь документальных фильмов. Награжден знаком «Отличник кинематографии СССР».
В разных городах страны Артыковым осуществлено художественное оформление более трех десятков спектаклей. За участие в постановке торжественного концерта в Кремлевском Дворце Съездов (1977) награжден почетной грамотой Министерства культуры СССР, ЦК профсоюзов работников культуры.
Профессия художника-постановщика заставляет много путешествовать, изучать, наблюдать и запоминать. Но вместе с тем работа в кинематографе и театре все же не позволяет художнику реализовать все свои замыслы – слишком малое время стоит кадр перед зрителем, очень быстротечны минуты в спектакле. Художник всего лишь один из членов постановочной группы. Станковая же картина дает богатейшие возможности синтезировать все свои знания, все поиски, работать неограниченное календарным планом время.
Большинство живописных работ В. Артыкова относятся к большому периоду его жизни и работы в Туркмении. Они скомпонованы так, чтобы на бескрайней земле показать толпы людей или хотя бы группу в окружающей среде: будь это село, город, природный ландшафт или памятники старины. Герои полотен словно рассыпаны в пространстве, но именно на расстоянии особенно четко видно их единство в общем движении. Так строятся композиции известных картин: «Проводы», « Каракумский канал», «Визит дружбы», «Комсомольская свадьба», «Утро», «Встреча в сорок пятом», «Мешади Мессариан», «Ярмарка в Нисе». Движение масс в них выразительны и гармоничны, в каждом случае ясно раскрыт настрой эпохи. И все это эпически покойно и величаво, панорамная композиция – «облачная» точка смотрения заставляет думать, что именно верхнее смотрение – особенно характерно для восприятия нашего современника. Совершенно очевидно, что в картинах В. Артыкова сочетаются приемы кинематографа и станковизма. Автор стремится показать события масштабно и развить их во времени – пространстве. Можно проследить на примерах бесчисленных действующих лиц его полотен развитие «сюжета», его кульминацию и развязку. Поэтому картины интересно рассматривать, открывая все новые и новые любопытные детали, угадывая бесчисленные тонко выписанные черточки каждого персонажа. Самобытный художник с ярко выраженным творческим почерком в своих произведениях видит и утверждает гармоничное единство человека и природной среды, даже если эта среда угрюма и жестока («Изыскатели», «В Каракумах», «Долина солончаков»). В этих полотнах живописец В. Артыков создает образ времени. Его картины привлекают искренностью чувств, доверительной интонацией, ясностью художественной мысли.
В. Артыков живет и работает в Москве, куда его привезли родители из Ташкента в конце 1934 года, полуторамесячным малышом. Здесь в Арбатских переулках и начался жизненный путь будущего художника, где был детский сад в Сивцевом Вражке, школа на Староконюшенном, детская художественная школа на Чудовке и учеба во ВГИКе. Здесь были первые радости и огорчения, обретения и утраты.

Ю. И. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России

Занимательность исторического зрелища ощутима в картине художника В.Артыкова «Визит дружбы» (1979), в которой запечатлен момент почти экзотической, волнующей необычности: у восточного, туркестанского берега Каспийского моря впервые появились под белыми парусами корабли русского флота, и торжественная встреча посла Русской державы с главой одного из туркменских племен воспринимается как исторический момент соприкосновения восточной и западной цивилизации XVIII столетия. Аюбовно выписанные детали архитектурного пейзажа, изумительные в своем изяществе исторические предметы, свидетельствуют о том, как глубоко изучил современный художник быт, костюмы, природу прикаспийских туркмен и, прибывших с визитом, русских моряков на двух кораблях.
В. Артыков свою картину «Проводы» (1977) строит как широкую панораму. С высокой точки мы видим железнодорожный вокзал, перрон, эшелоны на путях. Художник населяет картину толпами горожан, провожающих на фронт солдат. Здесь мы видим кавалерийский полк, идущий на погрузку, трепещущее знамя на ветру, столь характерное для современного восприятия этой исторической темы. Острое чувство тревоги, горечи, печали, с высоким мастерством выявлено средствами своеобразной панорамной живописи: в характере осеннего пейзажа, в состоянии светлого, но не солнечного дня, в ритмах линий, в красках, в соотношениях людских масс. Даже в картине батального жанра проникает горестное осознание того, каким на самом деле тяжелым для нашего народа был первый год Великой Отечественной войны. Художник силой своего таланта поведал горькую правду о том времени, когда из черных репродукторов звучал скорбный голос диктора, сообщавший об оставленных врагу городах и селах. Судя по этим и другим произведениям Артыкова становится очевидным, что главным для живописца стало не то, как красиво, а как разумно организован мир и каковы сложнейшие взаимосвязи между этим огромным миром и каждым человеком в отдельности и народом в целом.
За большие заслуги в изобразительном искусстве художник В. Артыков удостоен почетного звания Заслуженного деятеля искусств Туркменистана (1984).
Назову только некоторые выставки, в которых художник, дипломант Академии художеств СССР, принимал участие.
Международное Триенале современного изобразительного искусства «Белград – 80», Югославия(1980).
Международный симпозиум – выставка живописи в г. Хайдубесермене и г. Дебрецене, Венгрия (1984).
Выставка из собрания Государственной Третьяковской галереи, Москва (1986).
Персональная выставка живописи в г. Варшаве и г. Гданьск, Польша (1987).
Международная выставка живописи в США «Дорога к Звездам» под эгидой известного писателя-фантаста Рея Бредбери, Нью-Йорк (Ноябрь 1990).
Произведения В. Артыкова находятся в Государственной Третьяковской галерее, государственных музеях изобразительного искусства России, Украины, Туркменистана. Есть они и в частных коллекциях США, Греции, Норвегии, Венгрии, Польши и Турции.
Новые картины художника выставлялись на Московских выставках: «Осень–98», «Золотая кисть 2000», «Московский Международный Художественный Салон 2001».
В. Артыков, член Союза художников России (Московское отделение), член Московского Союза Кинематографистов России.

С. М. Червонная,
профессор, доктор искусствоведения