ПРЕССА О ТВОРЧЕСТВЕ В. АРТЫКОВА

Выставка «Греция – Россия. Связь через века»

В России 2016 год объявлен Годом Греции. 20 октября в городе Коломна, в культурном центре «Дом Озерова», в рамках празднования «Года Греции в России» прошла художественная выставка «Греция-Россия. Связь через века», подготовленная Русско-Греческим творческим союзом художников. Соорганизаторами проекта выступили: Международная академия творчества, ГБУ «Московский дом национальностей», Греческий культурный центр, Творческий союз художников России (Секция иконописи).

Девичник

Россия и Греция дорожат многовековыми традициями дружбы. Прочный фундамент сотрудничества – общие цивилизационные ценности, православная культура, искренняя взаимная симпатия.
Торжественное открытие совместной выставки «Греция-Россия. Связь через века» проходило в старинном особняке выставочного центра «Дом Озерова» г. Коломны. Открывали выставку начальник Управления культуры города Коломны Маркелова Наталья Валерьевна, директор культурного центра «Дом Озерова» Дроздова Галина Владимировна и Президент «Русско-Греческого союза художников» академик РАХ Арзуманидис Павел Архипович. После торжественного открытия состоялся концерт учащихся музыкальной школы города Коломны.
На совместной выставке «Греция-Россия. Связь через века» в Коломне были показаны произведения искусства греческих и московских художников. Известные художники Альбина Акритас, Павлос Арзуманидис, Михаил Багларидис, Юрий Андреади, Константин Ефимидис, Валерий Гогадзе, Магдалина Тамара, Важа Окиташвили, Петр Стронский, Владимир Артыков, Римма Исакова, Юрий Злотя, Виктор Бедоев, Валерий Ржевский, Владимир Букия, Николай Чибисов, Иван Милашевич, Андрей Бисти, Ольга Ильинская, Сергей Олешня, Павел Тузанов, Валерий Кагуньгкин, Евгений Горин в своих произведениях показали вечные непреходящие мотивы своей национальной духовной культуры. Зрители увидели Грецию и Россию глазами художников: античные темы, руины древних храмов, ласковая морская лазурь, оливковые рощи и солнечные острова – эти греческие мотивы гармонично переплетаются с исконно русскими сюжетами, силуэтами православных монастырей и храмов, пейзажами, заветными улочками старинных городов России.
25 октября в Государственном Кремлевском дворце прошёл гала-концерт, посвящённый перекрёстному году Россия – Греция. Среди зрителей концерта также присутствовали греческие и московские художники — участники совместной выставки в городе Коломна.
Торжественный вечер в Государственном Кремлевском дворце открыли официальные лица и почётные гости. «Данный концерт – одно из самых важных мероприятий в рамках Перекрестного года Россия – Греция. Ему предшествовали два визита: премьер-министра Греции в Россию, а также визита президента России Владимира Путина в Грецию, на Афон», – сказал председатель специального комитета по делам диаспоры Парламента Греции Александрос Триандафилидис. «Перекрестный год – условность. Мы переплелись судьбами. Мы есть нечто большее, чем переплетение – связь, духовное единение. Я иногда думаю, что мы есть производное – одни от других, и наоборот», – подчеркнул в своём выступлении Председатель Ассоциации Греческих Общественных Объединений России Иван Игнатьевич Саввиди.
Концерт открылся торжественным греческим мужским хором монахов Афонского монастыря, продолжился совместным Мужским хором Московской патриархии «Древнерусский распев» и Византийского хора под управлением Иоанниса Лиакоса. Песенные коллективы, ансамбли танца, солисты из Греции и России представили всю культурную палитру своих стран: ансамбль танца Игоря Моисеева, певица Тамара Гвердцители. От Греции – один из самых популярных певцов Сакис Рувас, исполнители народных песен Константинос Аргирос и Мелина Асланиду. Особое внимание в рамках концерта уделили понтийской лире. Этот струнно-смычковый музыкальный инструмент, дошедший до нашего времени из Византии – предмет высшей национальной гордости греков.

П. Арзуманидис. «Наш Изограф», март 2016

Белевскому художественно-краеведческому музею 105 лет

Белёв ровесник Москвы. Впервые имя города упоминается в Ипатьевской летописи 1147 года. Непростая судьба выпала на долю города Белёва-засечного на границе с Литвой. Осматривать крепостные валы, молиться в монастырях и православных храмах приезжал сюда царь Иван Васильевич Грозный. Уже в те дальние времена Белёв славился производством столовых ножей, способных перерубить закалённый ружейный ствол. Холодная красота цельнокованных ножей будет завораживать не одно поколение кузнецов и ценителей красоты клинка. Это — белёвский нож. Когда Наполеон отступал из России, забрал с собою уникальных мастеров во Францию. Там и сейчас есть местечко, которое называется Белью, есть и музей, в котором можно увидеть те самые изящные белёвские ножи.
Белёвские кружена того времени покорили женские сердца Парижа и Лондона. В конце XVIII столетия белёвский купец Амвросий Прохоров прославился своей яблочной пастилой, её изысканный вкус пришёлся по душе не только семьям российских императоров, но и сластёнам западных стран. Судоходный город на Оке приобрёл славу торгового купеческого центра России.
В Белёве бывали А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, это родина Семёна Ивановича Челюскина, полярного мореплавателя, энциклопедиста В. А. Левшина, поэта-романтика В. А. Жуковского, братьев Киреевских, собирателей народных песен и сказаний, композитора А. С. Даргомыжского, генерал-лейтенанта В. О. Каппеля, писателей П. Е. Романова, С. П. Бородина.
Белевский районный художественно-краеведческий музей открылся 1 сентября 1910 г. С середины 1911 г. он именуется как «Белевский земский научно-образовательный и художественный музей». Основой создания музейной коллекции послужили предметы, которые были приобретены белёвской Земской думой. Сын поэта В. А. Жуковского художник Павел Васильевич Жуковский с одобрением принял известие о создании в Белёве музея, куда им была подарена серия портретов русских князей, императоров, часть личного художественного собрания. П. В. Жуковский, стал первым попечителем музея. В коллекции музея к тому времени уже находились работы русских художников Шишкина, Айвазовского, Репина, Саврасова и др. После смерти Павла Васильевича Жуковского музею было присвоено его имя.
В октябре 1941 г. здание музея сгорело, экспонаты частично погибли, однако музей возобновил работу, и 1 мая 1960 г. принял первых посетителей.
Значительный вклад в пополнение музейной коллекции внесла Надежда Петровна Ходасевич (Леже) – ученица, а затем друг и жена французского художника Фернана Леже, которая жила и училась в гимназии города Бёлева Тульской губернии (1914-1918 гг.). В 1968 г. Н. П. Леже сделала подарок городу Белёву: она заказала во Франции сто высококачественных постеров с лучших произведений мастеров мирового искусства для музея родного города, и сама привезла эту коллекцию в Белёв. С тех пор эти постеры вошла в постоянную экспозицию музея.
В музее хранится уникальный мемориальный фонд поэта В. А. Жуковского — воспитателя и наставника Российского императора Александра I.
Два этажа купеческого особняка конца XIX в. украшает коллекция произведений мастеров западноевропейской живописи, скульптурных слепков: древнеегипетских, шумерских, эгейских. Представлена коллекция предметов быта (белевские кружева), впервые о плетении кружев в Белёве говорится в письменных источниках XVII в. В 1880 г. в городе насчитывалось порядка двух тысяч мастериц кружевоплетения. Кружево из Белёва вывозилось во многие города России, а также за границу.
В залах представлена живопись современных художников. В 2012 году известные московские художники-живописцы Римма Исакова и Владимир Артыков подарили нашему музею свои картины. Р. Исакова: «Снежная тропинка», «Долина грёз. Таруса», «Сумерки», «Натюрморт с красной вазой».

Белевский художественно-краеведческий музей. Экспозиция художников Владимира Артыкова и Риммы Исаковой. На фото: В. Артыков, Р. Исакова, О. Ежихина

Владимир Артыков написал картины специально для нашего музея: «Дом Дроздовских в Белёве», «Помню тебя, Белёв». Это поэтические, документальные работы написаны специально к 865-летнему юбилею Белёва. Картины — воспоминания детства художника, когда его ещё маленьким мальчиком летом, а иногда и зимой отправляли из Москвы в Белёв, к дедушке Александру Ивановичу Дроздовскому, бывшему машинисту-железнодорожнику, и бабушке Софье Николаевне в их родовой дом, построенный четой Дроздовских ещё в 80-е гг. XIX в. Прадед художника Николай Романович, отец Софьи Николаевны, был участником русско-турецкой войны 1877-1878 гг., за храбрость награждён двумя Георгиевскими крестами. За высокие награды перед Родиной Николаю Романовичу было пожаловано звание дворянина. Софье Николаевне дворянское звание дало возможность окончить гимназию в Калуге, причём на полном государственном обеспечении. Окончив гимназию она стала учителем французского и немецкого языков. Так что художник Владимир Артыков может гордиться званием правнука героя, участника боев на Шипке. В доме Дроздовских, что и ныне стоит на улице Лебедевской, 12, родилось 14 детей. Первые два младенца ушли из жизни, а в 1911 умирает их дочь Евгения накануне своей свадьбы — невеста с женихом катались на коньках недалеко от дома на пруду, она простудилась и умерла от воспаления лёгких. Мама художника Антонина Александровна Дроздовская — седьмой ребёнок в семье. Дяди художника — Михаил, Александр, Виктор, Николай Дроздовские все были участниками Великой Отечественной войны. В 1944 г. погиб смертью храбрых двоюродный брат художника Николай, сын Александра. В 1942 подо Ржевом разбился самолёт лётчика, дяди Вити, защищавшего небо Москвы. Тётя художника, Вера Александровна, её дети Галя и Саша трагически погибли в 1948 г. во время сильнейшего землетрясения в Ашхабаде, где она работала главным венерологом города, её муж Агабай был репрессирован и расстрелен в 1937 г.
Летом, а иногда и зимой будущего художника привозили из Москвы в довоенный Белёв. С маленьким внуком Володей бабушка ходила в богадельню, размещённую в бывшем храме, навещая беспомощную столетнюю сиделицу. Об этом Владимир Артыков написал в своей книге воспоминаний «Обнажённая модель», где есть глава, посвященная Белёву. Художник подробно описывает жизнь семьи Дроздовских в Белёве в предвоенные 30-40 гг.
В конце октября 1943 г., после освобождения Белёва Красной армией от фашистов, мама художника, Антонина Александровна, с большими трудностями приезжает в Белёв, чтобы забрать свою маму Софью Николаевну. На автомобиле они добирались до Москвы почти двое суток по разбитым военным дорогам, постоянными проверками пропусков военной комендатурой, а в начале 1944 г. Антонина Александровна забрала в Москву и своего папу, Алаександра Ивановича, что было крайне трудно, поскольку Москва была закрытым городом. За несколько дней до смерти Александра Ивановича Дроздовского Антонина Александровна пригласила белёвских друзей в гости в свой дом на Арбате. Это были: писатель, журналист-международник Алексей Владимирович Романов, ставший в конце 50-х гг. министром кинематографии СССР, они дружили с Антониной ещё со школы, даже сидели за одной партой. Пришла и семья Акуловых, Евгений Алексеевич, в то время дирижёр Большого театра. Его отец в 20-30 гг. был главным ветеринаром Белёва и их семья снимала весь второй этаж дома Дроздовских на улице Лебедевской. Семьи Дроздовских, Акуловых, Романова продолжали дружить и общаться в Москве и после Белёва. Несмотря на суровое военное время вечер белёвцев прошёл в сердечной обстановке. Помянули погибших на войне земляков, выпили за тех, кто был ещё на фронте, за их здоровье и за будущую победу. Александр Иванович скоропостижно скончался в декабре 1944 и похоронен на Ваганьковском кладбище. Бабушка художника Софья Николаевна скончалась через несколько лет, в 60-е гг., в Белёве на улице Каляева, где она жила у своего младшего сына Николая Александровича и его жены Клавдии. Он прошёл всю войну сапёром, наводя мосты по грудь в ледяной воде, что подорвало его здоровье. Все эти интересные подробности я прочитала в книге воспоминаний Владимира Артыкова «Обнажённая модель».
4 сентября 2015 г. наш художественно-краеведческий музей отметил свой юбилей — 105-летие. В программе праздничных мероприятий были: театрализованный вечер «Нам 105 лет!», поздравления друзей и гостей музея, праздничный концерт в исполнении белёвца, солиста Московской Государственной филармонии Виктора Фомина, который исполнил песни 40-60 гг. Собравшихся на торжество приветствовали: глава Муниципального объединения Белёвский район С. И. Плюханов, первый заместитель главы администрации М О Белёвский район Г. И. Репрынцев, благочинный церквей Белёвского округа отец Александр (Сергеев). Много добрых слов и пожеланий услышали в этот день сотрудники музея из Приветственного адреса депутата Тульской областной Думы А. С. Ермакова.
Почётными гостями праздника стали московские художники действительные члены Международной Академии Творчества, члены Союза художников России и Москвы Владимир Артыков и Римма Исакова. Картины Владимира Артыкова приобретены в Государственную Третьяковскую галерею, в государственные музеи изобразительных искусств России и стран СНГ. Римма Исакова создала серию живописных произведений не только в России, но и в Японии, Чехии, Греции. Художникам были вручены благодарственные письма «За подвижнический труд по сохранению и развитию культурных традиций народа, активную общественную и меценатскую деятельность». Владимир Артыков подарил белёвскому музею свою картину «Возрождение», которая была показана на многих выставках. В своём выступлении он рассказал о семье Дроздовских в Белёве, о своих окских корнях.

Ю. П. Внукова, директор Белёвского районного
художественно-краеведческого музея.
«Наш Изограф». Октябрь 2015

Римма Исакова и Владимир Артыков. Вместе по жизни

Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Н. А. Заболоцкий

Владимир Артыков и Римма Исакова – семейная чета выдающихся российских художников-живописцев. Владимир родился в 1934 г. в Ташкенте, получил три высших образования, художественное и кинематографическое. Пред тем как начать свой путь в станковой живописи, много лет работал в кино художником постановщиком, режиссером и сценаристом. Впервые его картины были представлены в Москве в начале 80-х, а сейчас немало из них находятся в Государственной Третьяковской Галерее, в Государственных музеях изоискусств России, в музеях стран СНГ, частных коллекциях по всему миру. Римма родилась в 1944 г. в Москве. Закончила МХУ «Памяти 1905 г.». Ее пейзажи, натюрморты и портреты пленили сердца ценителей искусства в разных уголках нашей планеты. В живописных работах Владимира и Риммы можно увидеть лирические переживания мира, тонкое чувство восхищения природой, ее связи с духовным миром человека. Именно это объединяет их искусство, укрепляет и соединяет их сердца.

Римма, как Вы можете охарактеризовать творчество Владимира?

В каждой картине есть глубочайший подтекст, и это видишь не сразу. Его живопись не буквальна, а наполнена смыслом, он умеет передавать настроение. Например, работа, представленная в музее Дзержинского – «Ленин в луче». На ней изображены бронепоезд, движущийся по кругу, и песчаные дюны, на которые проектор выводит изображения Ленина. Внутри круга красноармейцы, революционеры. Картина отражает не образ и не действие, а миф о несвободном человеке, закрытом в кольце, которому транслируют изображение мифического лидера. Это очень мощная картина. Еще я хотела отметить то, как Владимир пишет пески – у них своя линия, характер, легкость и атмосфера счастья. Это не просто безмолвная пустыня, это музыка и танец барханов под ритмы вальса. Одна из моих любимых его картина – «Ностальгия». Смотришь на ее такыр, одинокую юрту, верблюда и полосу гор вдалеке, и тебя охватывает сильная тоска и ностальгия по чему-то неведомому и далекому.

Владимир, а как Вы можете охарактеризовать работы Риммы?

Это счастье. Творчество Риммы Исаковой – большое искусство, обладающее душой. Она –редкий художник. Когда смотришь на ее картины, сопереживаешь тому, что она показывает. За ними всегда угадывается целая судьба. Она передает на холсте чувства удивительной любви к природе. Например, летние пейзажи писать очень трудно – цвет после яркой весны, кажется более сдержанным, и так живо передать краски лета, на мой взгляд, может только она, если конечно не считать Левитана или Коровина, и именно рядом с такими именами я ставлю Римму Исакову. Хотя она и сопротивляется, считая, что я ее восхваляю. Как-то в Японии она написала картину «Скала духов»: морской прибой и скалы. Прошло время, картину привези в Москву, она участвовала на многих выставках. И вдруг на скале проявилась бронзовая маска, лицо японского божества. Это увидели все! Я был поражен. Спросил жену, видела ли она эту маску, когда работала над картиной, она сказала, что нет. Вот такое волшебство.

Что на ваш взгляд является самым ценным в работе художника?

В. А.: Живопись, как музыка. Также как в музыке необходим безупречный слух, так и в изобразительном искусстве должна быть глубина и мысль, выраженные средствами живописи, прежде всего сюжетом, композицией и колоритом. Вот у Риммы в каждой работе обязательно присутствует сюжет. Человек, даже не понимая этого, входит и становится соучастником ее творчества. И я всегда стремлюсь к этому в своих работах. А ценность работы художника в том, чтобы из 1000 созерцателей хотя бы один задержался у картины хотя бы на мгновение и ощутил частичку его души. Кстати, искусствоведы как-то подсчитали, сколько времени современный посетитель выставок в Москве смотрит на картину, выяснилось, что три секунды. Вот это то, чего мы стоим, подумал я. Но, тем не менее, мы продолжаем работать и выставляться. И не для того, чтобы угодить кому-то, а для того, чтобы удовлетворить свое желание творить, а вдруг, кто-нибудь когда-нибудь оценит наше творчество.
Р. И.: Думаю – это искусство. А что есть искусство? Мой педагог и замечательный художник Николай Михайлович Ромадин говорил: «Научить рисовать можно и медведя, а для того чтобы создать искусство, надо вложить душу». Кстати, мой любимый рассказ – «Портрет» Гоголя, как раз рассказывает о ценности души. Ведь, главный герой в погоне за легкой славой и заработком, потеряет свой талант и умер от осознания, что в его работах больше нет божьей искры. А вот у Владимира есть великой силы воображение, способные окрасить любой предмет, строить целые миры, которые мы можем увидеть в его картинах. Это крайне редкий дар. А когда у художника есть свой мир – это и есть искусство.

Что вас вдохновляет?

В. А.: Многое, но больше всего – любовь к женщине. Даже когда я работаю над исторической или революционной темой. Думаю, поэтому я несколько раз был женат и каждый раз по любви, и, наверное, в 80 лет пара уже остановиться (улыбается). Когда я смотрю на пейзажи Риммы, я понимаю, что так чувствовать природу может только тот человек, который умеет любить.
Р. И.: Меня скорее вдохновляет природа, и когда находишься наедине с ней, в безмолвии, начинаешь подругому воспринимать ее естество, видеть скрытые ранее символы, слышать пение птиц, шум воды, наблюдать за блеском солнечных лучей, играющих в ветвях. Иногда достигаешь с природой такого единения, что становишься ее частичкой: пишешь картину, а тебе на руку садиться большая красивая бабочка, и она не боится и не улетает.

Что такое любовь?

В. А.: Любовь – очень широкое и очень точное понятие. Любить можно все: человека, женщину, членов семьи и целый мир. Думаю, что сама наша жизнь – это любовь. Возможно, поэтому на разных жизненных этапах объект обожания может меняться. Особенно это свойственно творческим людям. Влюбляясь, они обновляют свою творческую энергию, что ни в коей мере не умоляет их достоинства.
Р. И.: Любовь мужчины и любовь женщины отличаются. Мужчина до конца своей жизни остается любовником, всегда стремится к красоте и юности так он черпает силы и вдохновение. Женщины же более постоянные, а их любовь – достаточно жертвенная. Также в любви, как правило, один целует, а второй подставляет щеку. У нас с Владимиром, к счастью, все органично, хотя я стараюсь чаще целовать, потому что мужчину необходимо возвышать и уважать.

Интервью Дианы Муромцевой.
Elite interior, № 109, март 2015

Страница из каталога ГТГ. Живопись второй половины XX века

В начале января 2014 года в книжных киосках фойе ГТГ появился в продаже объемный фолиант в твёрдом переплёте, на тёмно терракотовой обложке золотым теснением значилось: «Государственная Третьяковская галерея. Живопись второй половины XX века. Каталог собрания ГТГ. Том 7. Москва 2013». На стр. 60 каталога даны биографические данные Владимира Артыкова, его персональные выставки, библиография художника и две приобретённые Третьяковской галереей картины художника.
В коллекциях музеев России, Украины, Туркмении и других музеев стран ближнего и дальнего зарубежья также можно увидеть картины Владимира Артыкова.
В моих книгах о художниках «Шестидесятники» (2009) и «Шестидесятники и другие» (2011) имя художника Владимира Артыкова значится среди таких мастеров живописи как Зураб Церетали, Таир Салахов, Альбина Акритас, Гелий Коржев, Олег Савостюк, Евсей Моисеенко, Валентин Сидоров, Виктор Попков, Игорь Обросов и других значительных имён. О времени шестидесятников очень точно сказал поэт:

Романтики двадцатого столетия
Я руки грел у вашего огня.
И не было прекраснее на свете,
Чем этот жаркий пламень дня.

….Шестидесятников становится всё меньше. Следует отметить, что время вступления Артыкова в станковое искусство не простое. Чем же нравились живописные полотна В. Артыкова многочисленным зрителям? Тем, что художник в бытовых сюжетах увидел романтику.
Время шестидесятников отмечено в истории, как период подъёма национального самосознания. Артыков впервые в советском искусстве взял многоликую толпу как выразительницу самых разных состояний. Художник стремится познать истоки народной жизни, её многовековые традиции, показать красочность и торжественность народных обычаев.

Комсомольская свадьба

Впервые я увидел картину «Комсомольская свадьба» Артыкова на Всесоюзной художественной выставке «Молодая гвардия Страны Советов» в Манеже (1978). Меня сразу приковала к себе необычная многофигурная композиция картины, её сдержанный серебристый колорит. Около работы художника подолгу стояли зрители, в основном это были молодые люди. Картина отличалась свежестью и остротой совершенно нового подхода к массовым хоровым композициям.
Мне как художественному критику и главному редактору журнала «Творчество» было удивительно – как свободно владеет художник Артыков живописным пространством. Надо полагать, это результат многолетней и успешной его работы в кинематографе, где он художник-поставщик игровых картин и режиссёр многих документальных фильмов, что учит смотреть художника на мир широко открытыми глазами, выразительно сопоставляя зрительные планы. А мы, зрители, созерцатели и одновременно соучастники волнительного события — художник поднял нас высоко, и мы всё видим до горизонта: огромный кусок земли на котором развёрнуто важное событие – той, традиционное, народное гуляние.Комсомольская свадьба
Живописное полотно Артыкова — «Комсомольская свадьба» (1978) родилось по живым впечатлениям. Однажды в Туркмении, во время съемок документального фильма «Песнь о воде» режиссер Артыков с оператором в поисках натуры въехали в аул. Вокруг до самого горизонта простирались уже убранные хлопковые поля. Дорогу им преградили молодые ребята, сказав, что дальнейший путь временно закрыт — идёт комсомольская свадьба, и их приглашают к столу принять участие в празднике. Увиденное торжество Артыкову запало в душу, и сразу в его сознании родилась композиция будущего живописного полотна.
На картине «Комсомольская свадьба» мы видим огромное количество персонажей. Но это не стаффаж, это живые люди, занятые каждый своим делом. На первом плане группа молодых музыкантов: звучат баяны, блестят на солнце медные трубы, гремит большой барабан, на топчане отдыхают пожилые дутаристы. Женщины помешивают плов и шурпу в кипящих котлах. Многочисленные угощения разложены на покрытый белыми скатертями длинный стол, он уходит далеко вглубь композиции. На фоне ярких традиционных одежд выделяется невеста в белом, будто весенний цветок. А вокруг осень с её бурными красками. Аул ликует!
Картину «Комсомольская свадьба» искусствовед Академии художеств СССР Ариадна Жукова поместила в своей книге «Страницы истории нашей» вместе со стихами Михаила Светлова:

Мы и бригадой и семьёю тесной
Встречаем вместе радость и беду.
Чтобы не одну о нас сложили песню
В каком-нибудь двухтысячном году!
И глубь земли, и ширь небесных странствий
Ты на высокой скорости пройдешь.
И скажет космос: «Кончилось пространство!
Куда ещё ты, комсомолец, прёшь!

Вот что пишет доктор искусствоведения, профессор Светлана Червонная о творчестве Владимира Артыкова.
«Живопись Владимира Артыкова – это ностальгия и мечта. Ее содержание призрачно и потрясающе достоверно. Особый дар исследователя, необычный исторический ракурс художественного видения и творческого мышления художника воплощаются в реалиях любовно и тщательно воспроизведенного народного быта, в обладающих очарованием тонкой восточной миниатюры, предельно точных и выразительных этнографических деталях, которыми насыщены его пейзажи, натюрморты, архитектурные панорамы, массовые сцены, всегда отмеченные печатью определенной эпохи.
Праздники в них всегда немного печальны, и согласие единодушной толпы оборачивается внутренним разладом и нарастающей тревогой, и все победы коллективного труда, инженерной мысли социального прогресса растворяются в пустынных миражах. Сильнейшим художественным средством, обеспечивающим эффект такого призрачного растворения, является тот особенный свет, которым наполнена живопись Артыкова, который излучают его картины, в котором парят изображения, мерцают каракумские пески. Динамика и энергия туго закрученных спиралей, определяющих движение песков, и рисунок еще не пройденных человеком дорог, уходящих за горизонты».

Благовест

Картина «Комсомольская свадьба» приобретена в Государственную Третьяковскую галерею с Всесоюзной художественной выставки «Молодая гвардия Страны Советов».
Работа художника отмечена Дипломом лауреата Всесоюзного конкурса живописи СХ СССР. ЦК ВЛКСМ также отметила автора денежной премией и Дипломом. Репродукцию с картины публиковали многие альбомы и журналы по изобразительному искусству.
В Газете «Правда» 17 января 1983 года опубликована большая репродукция с картины В. Артыкова «Каракумский канал – артерия дружбы народов СССР», экспонированная на Всесоюзной художественной выставке в Манеже, посвящённой VI съезду Союза художников СССР.
На этом художественном полотне мы видим величайший в мире Каракумский канал, протянувшийся на тысячу километров. Раздвинулись песчаные барханы, освобождая путь драгоценной воде, пришедшей издалека. У причала замер белый корабль, с него по трапу выходят гости, чтобы отметить праздник «большой воды».
Как символ дружбы народов высоко в небо поднят государственный флаг СССР и пятнадцать флагов союзных республик, они трепещут на ветру, создавая радостное настроение всей картине, подчёркивая единство народов великой страны. Флаги закреплёны к серебристому воздушному шару стальным тросом.Каракумский канал – артерия дружбы народов СССР
Картина «Каракумский канал – артерия дружбы народов СССР» с всесоюзной художественной выставки была приобретена в Государственную Третьяковскую галерею.
Одна из значимых последних работ В.Артыкова – картина «Благовест» (2005-2012). К пристани большой сибирской реки подходит пароход – церковь, храм на плаву. К нему по набережной стремятся толпы верующих: невесты в белых платьях — молодожены торопятся совершить обряд венчания, офицеры, матросы, штатские, мамы ведут малышей, чтобы окрестить их в прибывающем православном храме, вездесущие подростки на велосипедах обгоняют друг друга, под большим зонтом продавщица бойко торгует цветами. Полотно светится голубизной, словно солнце вкатилось в недавно замороженный мир. Это – образ России, очарованной Божьей благодатью. Храм на плаву с нетерпением ждут верующие люди. На фоне широкой реки, на дальнем плане стоит полуразрушенный православный храм, как укор прошедшему времени.

Путь единства. Тарусский серебряный шар искусств

Новая знаковая картина Артыкова «Путь единства» (2008). В 2010 году за картину «Путь единства. Тарусский серебряный шар искусств» Владимиру Артыкову присуждена высокая награда Российской академией художеств «Медаль Шувалов», её вручал художнику Президент РАХ Народный художник России и Грузии Зураб Церетели. Картина находится в коллекции Церетели.
«Тарусский серебряный шар искусств» задумана в 2007 году, когда в «Литературной газете» появилось обращение к общественности и творческой интеллигенции сделать Тарусу художественным центром, городом-музеем, входящим в «Золотое Кольцо России». Открыть большую библиотеку, музеи-квартиры живших и работавших здесь писателей, художников, музыкантов, артистов, ученых. Художники Борисов-Мусатов, Ватагин, Ромадин, Крымов. Поэты и писатели Заболоцкий, Цветаева, Ахмадулина, Паустовский, Новиков-Прибой, Чехов, Сумароков. Литературовед Виноградов, пианист Рихтер, режиссёр Тарковский жили и работали в Тарусе. Артыков задумал создать композицию, объединившую в единую семью современников — деятелей культуры.
На центральной площади города Таруса, у подножия величественного храма Петра и Павла собрались известные деятели культуры и искусства России. Вместе с тарусскими детьми деятели культуры окружили большой круглый стол, на котором разложены рисунки. Открытая крышка рояля Святослава Рихтера — словно белое крыло птицы феникс взметнулась, открыв ежегодный праздник музыки и литературы в Тарусе.
Вдали за храмом среднерусский пейзаж: на горизонте полоска синей Оки, леса, поля, дали. На площади – народное гуляние. На подмостках выступает академический хор.
Доминант всей композиции картины — огромный серебряный шар искусств, он высоко парит в небе как символ вечного творчества.
Картину печатали во многих изданиях по изобразительному искусству. «Альбом «Путь единства» 2010, «Российское искусство» 2010, альбом «Традиции русской живописи», журнал «Русская галерея XXI» 6 2008, литературно-художественный альманах «Земля золотого граната» 2011 и др.
Картина Артыкова монументальна в ее классическом толковании, произведение с ясным публицистическим обращением к широкой аудитории, к организаторам культуры, к правительству России помочь древнему поселению на берегах Оки стать городом-музеем.Дом Дроздовских в Белёве
В 2013 г. Владимир Артыков подарил в районный художественно-краеведческий музей им. В.Жуковского города Белёва две картины «Дом Дроздовских в Белёве» и «Помню тебя, Белёв на Оке». Воспоминания детства художника, прошедшего на берегах прекрасной русской реки Оки, не отпускают поседевшего мастера. Дом в Белёве построен его дедом Александром Ивановичем и бабушкой Софьей Николаевной Дроздовскими ещё во второй половине XIX века, там родилась мама художника Антонина Александровна Дроздовская-Артыкова. Дом стоит и поныне.Помню тебя, Белёв на Оке
Владимир Артыков стал знаменитым художником, соединившим в своём творчестве искусство многих народов великой страны, именуемой Россией. Я думаю, что мой взгляд на искусство талантливого мастера может вызвать дискуссию. А его творчество тем более к этому располагает. Оно никого не может оставить равнодушным, заставляя вновь и вновь думать, переживать, радоваться. Такой вот яркий солнечный луч на нашем российском небосклоне.

Юрий Нехоровшев, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
«Наш Изограф», № 2 февраль 2014

«Обнажённая модель души»

Вернисаж в Мытищинской картинной галерее московских художников Риммы Исаковой и Владимира Артыкова – персональные выставки с общим названием «Обнажённая модель души».
На выставке доброжелательный зритель, внимательно рассматривая картины, заметил сходство многих поэтических восприятий Риммы Исаковой и Владимира Артыкова. Их произведения контрастны по сюжетам, но это контрапункт, сочетающий и соединяющий самостоятельные мелодии в симфонию. Оба живописца едины в стремлении к поэтическим «стенограммам чувств». Об этом я написал в своих книгах: «Владимир Артыков. Римма Исакова. Живопись» Москва 2005. В новых книгах «Шестидесятники» Москва 2009 и «Шестидесятники и другие» Москва 2011. Для примера обратимся к полотну Риммы Исаковой «Рождество». Обычный интерьер: окно, часы в деревянном футляре, шторы, два стула, круглый стол, ваза с цветами, ёлка с игрушками, часть стены. Но совсем не перечисление предметов, не их характеристики занимают художника, интерьер – лишь повод выразить восторг перед великим чудом Рождества. Вот почему полыхнула ёлка и, обдавая своим жаром, заставила светиться предметы, мебель, даже воздух, наполняющий комнату. И взрывая обыденность, повседневную бытовую скуку, всё – и старый тёмный футляр часов, и шторы, и стулья, – всё обрело иное таинственное восторженное звучание. Всё преобразилось, как бы родилось заново, излучая мелодии восторга. Торжественное благозвучие! Предметы потеряли вес, их тяжёлость, геометрическую строгость, гладкость поверхности сменил скользящий Свет, который вдруг проявился в них изнутри. Нарушены физические законы распределения теней. В самом деле – если свет рождается от ёлочных огней, то светлой становится поверхность стола, а свисающая часть скатерти – тёмной. В картине свет излучает каждый персонаж комнаты. Да, именно «персонажи»! Мелодии персонажей столкнулись по законам контрапункта: пронзительно синее окно и – отсветы пёстрых огней, полыхающая, объятая пламенем ёлка – и голубовато-зелёная скатерть; тёмный красно-коричневый часовой футляр и – огненная штора… Слегка переиначивая Пушкина можно сказать: «Мир пересоздан по законам, самим над собой поэтом признанным».
Музыка живописи Риммы Исаковой многозвучна! Это живопись, рождающая звуки органа. В большинстве работ художник внимательно прописывает детали, фактуру предметов, выстраивает линейную перспективу. Пример – «Ранняя весна», «Нарядная зимка», «Долина грёз», «Осенний сказ», «Сумерки», «Рождественский морозец», «Весна на Кавказе» – всё аккуратно списано с натуры. И всё же это не цветная фотография, а лирическое, восторженное восприятие первых примет весны, тёплого ветерка, качнувшейся ветки, сверкающей под лучами солнца на голубых холмах, просиявших крыш, отразивших весеннее небо, воздуха, падающего с заоблачной высоты. Поэтическое состояние этих картин очень сходно с лирикой артыковского полотна «Мир входящим».
Запечатлеть жизнь природы, постигнуть её в многообразных проявлениях красок, линиях, формах, способен только тонко чувствующий художник. «Внутренняя жизнь природы – это я, или душа человека», – писал Михаил Пришвин, – «и если надо что-нибудь в природе понять, то надо просто углубиться в себя». Борис Пастернак об этом сказал по-своему:

И сады, и пруды, и ограды,
И кипящее белыми воплями
Мироздание – лишь страсти разряды,
Человеческим сердцем накопленные.

Владимир Артыков показал на выставке помимо живописных полотен, созданных в последние десять лет также ретроспективу картин, закупленных в разные годы с Всесоюзных и международных выставок.
Теперь эти картины находятся в Государственной Третьяковской галерее, в музеях изобразительных искусств России, в коллекции З.К.Церетели, в музеях: Академии ФСБ (Москва), Украины, Туркменистана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Азербайджана, Венгрии. В частных коллекциях США, Англии, Норвегии. Можно только удивляться необычайной работоспособности и плодовитости Владимира Артыкова, создавшего столь значительное количество картин, показанных в своё время на больших Всесоюзных выставках в Манеже. «Комсомольская свадьба» ГТГ. «Каракумский канал – артерия дружбы народов» ГТГ. «Незабываемый 1919. Перед боем» Музей Академии ФСБ (Москва). «Ярмарка в Нисе», «Проводы на фронт», «Мир входящим», «Визит дружбы»…

Мир входящим

Его картины не раз были показаны на международных выставках: «Открытие памятника В.Ленину в 1927 году» Бьеннале «beograd 80»; «Международный экипаж» «The stream of stars» the soviet /American space art book, под эгидой писателя фантаста Рея Бредбери, персональных выставках в Гданьске, Варшаве (Польша), Хайдубёсермене, Дебрецене (Венгрия). Это большие многофигурные композиции, посвящённые истории нашей Родины, картины, воспевающие труд человека.
Любовь к людям сказалась и на отношении художника к природе, в среде которой совершается их жизнь и деятельность. Природа обнимает величественные просторы Туркмении в картинах «Ностальгия», «Майские ферулы», «Сезон дождей», «В предгорьях Копетдага». Мы воспринимаем композицию – историческую встречу русских и туркмен на побережье Каспийского моря: прибытие отряда русских кораблей под командованием Фёдора Ивановича Саймонова, посланника Петра Великого к восточным берегам Каспия. Композиции полотен Артыкова оригинальны, рассчитаны на несколько точек смотрения. Это легко видно по реакции зрителей – они, то отходят от полотен, чтобы понять главное событие, потом приближаются, чтобы рассмотреть первый план, а затем погружаются в длительное рассмотрение персонажей, каждый из которых занят своим делом, проявляет свой характер в действии. Сложносочинённые композиции Артыкова принципиально отличаются от многочисленных «постановочно-натурных» картин, списанных с мизансценированных натурщиков, как натюрморты с муляжей. Искусствовед С.М.Червоная делает закономерный вывод: «Для Артыкова главное – не любование отвлечённой красотой, а разумная организация мира, его сложнейшие взаимосвязи между этим огромным миром и каждым человеком в отдельности и народом в целом».

Инра в Эдем

В тоже время В. Артыков пишет картины и иного содержания. В последнее годы им созданы полотна: «Игра в эдем», «Амазонка», «Качели», «Девичник на Ивана Купалу», «Дочки – матери», «Чужих детей не бывает», «Мир Нико Пиросмани», «Тарусский серебряный шар искусств». Здесь легко узнаваема главная страсть живописца – сочетать красоту человеческого тела, его духовное начало, большую любовь к простому человеку, веру в будущее своей любимой многонациональной страны с красотой природы. Свою новую картину «Благовест» В. Артыков писал с 2005 по 2012 годы. Мы видим плавучую православную церковь-корабль, он приближается к причалу отдалённого северного города. Радостью полыхнул золотой купол корабельной церкви. Его звонкая живописная мелодия скользнула по воде, растворяясь в прозрачном холодном мареве. Созвучно композиции «Благовест» полотно «Возрождение». Картина образно раскрывает тему возрождения в России исторических духовных традиций. На картине мы видим, как вырастают из-за заснеженного земляного вала Горицкого монастыря в Переславле-Залесском купола церквей с золотыми крестами, освещёнными утренней зарёй.
Владимир Артыков не только живописец-станковист, но и режиссёр-документалист, художник театра и кино. Известны его многочисленные игровые кинофильмы, где он являлся художником-постановщиком: «Утоление жажды» по роману Юрия Трифонова, «Приключения Доврана», «Восход над Гангом», «Служа отечеству», «Дезертир» и многие другие, созданные на киностудиях России и стран СНГ.

Эскиз декорации кинофильма «Восход над Гангом», 1976

Новым этапом в биографии Владимира Артыкова явилась изданная в 2012 году книга воспоминаний «Обнажённая модель». В книге нет выдуманных историй, в ней автор рассказывает о деятелях искусства, с которыми он работал, дружил и встречался в течение многих лет, о жизни людей искусства изнутри. Его герои предстают перед читателем новыми неизвестными гранями, подмеченными острым, наблюдательным и доброжелательным взглядом художника. Книга «Обнажённая модель» – ещё одна творческая грань талантливого художника Владимира Артыкова. Героями книги стали Зураб Церетели, Эрнст Неизвестный, Таир Салахов, Михаил Ромадин, Александр Васильев. Актрисы Тамара Логинова, Татьяна Конюхова, Валентина Титова, Лариса Лужина, Галина Польских. Киноактёры Петр Олейников, Михаил Кузнецов, Павел Кадочников, Олег Жаков, Георгий Жжёнов, Владимир Басов, Анатолий Ромашин, Леонид Филатов. Режиссёры Станислав Говорухин, Булат Мансуров, Ренат Исмаилов. Учёный с мировым именем Георгий Гладышев. Перед нами писатель с индивидуальной творческой манерой. Его книга пронизана нежной любовью к людям, Родине, искусству.
Выставка в Мытищах московских художников Владимира Артыкова и Риммы Исаковой была освещена прессой и новостными каналами телевидения. Начальник Управления культуры администрации Мытищинского района отметил, что выставка «Обнажённая модель души» – одна из самых актуальных и востребованных в Московской области.
Участников выставки приветствовали почётный академик РАХ, президент МАТ Георгий Гладышев. Действительный член РАХ, действительный член МАТ Павел Арзуманидис. Протоирей Георгий Троицкий. Владислав Немчинов – генеральный директор Международной общественной организации «Мужество и гуманизм». Доцент киноакадемии ВГИК Роберт Спиричев. Депутат Мытищинского районного Совета депутатов Виктор Сошин. Член союза кинематографистов России, киновед Валентина Кибальникова – дочь скульптора А.Кибальникова.

Юрий Нехоровшев, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
«Наш Изограф», № 4 апрель 2013

Презентация книги Владимира Артыкова «Обнаженная модель» в литературно-музыкальной гостиной Нонны Кристи Московского дворянского собрания

«Какое лицо у поэта? Оно быть прекрасным должно». Это строки из стихотворения Н. Старшинова. А какое лицо у художника?
7 февраля 2013 года в литературно-музыкальной гостиной Нонны Кристи Московского дворянского собрания состоялась встреча с Владимиром Артыковым, известным живописцем, художником-постановщиком театра и кино, режиссером-документалистом, а теперь и писателем, автором книги «Обнаженная модель».
На встречу пришли многочисленные друзья художника и гости столицы: Анатолий Щелкунов, дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посла Российской Федерации, писатель; Владислав Немчинов, руководитель Международного союза благотворительных общественных организаций «Мужество и Гуманизм»; Назар Суюнов, Председатель исполкома Ассоциации по связям с соотечественниками за рубежом «Родина»; Сергей Еремин, генеральный директор ЗАО «Третий печатный Дом»; известные литераторы: московский поэт и переводчик Михаил Синельников; азербайджанский поэт Мамед Исмаилов (Исмаил), известный как проникновенный лирик и мастер поэмы, профессор крупнейшего турецкого университета в Чанаккале, который подарил В. Артыкову свою новую книгу избранных стихов и поэм «Вместо письма» в переводах Михаила Синельникова, Юрия Кузнецова, Александра Кушнира; актер и режиссер Ахмат Маликов; московский скульптор Вячеслав Пилипер; старший референт гильдии кинооператоров Союза кинематографистов России Оксана Уланова; Хусейн Бакаев, художник кино, член СК России.
Я, Нонна Кристи, как искусствовед и хозяйка литературно-музыкальной гостиной взяла на себя обязанность вести вечер встречи.
Владимир Артыков человек редкой искренности, доброты, жизнелюбия. Во всех своих проявлениях, во всех ипостасях он прекрасен и светел, неизменно щедр душой, распахнут сердцем. Он как живет, так и пишет, будь то живописные полотна или книга. Как пишет, так и живет (единство редкое в наши дни). Все в нем ясно и просто, но в самой этой простоте живет извечная тайна, тайна живописи, тайна прозы и жизни. Заманчиво ее разгадать. И разве не с этой скрытой целью мы пригласили его в нашу гостиную, которая расположилась в роскошном особняке XVIII века, Международном фонде славянской письменности и культуры.
Артыков верный рыцарь живописи, прозы и ее герой, в которых аукается и жизнь и судьба. Светлана Червонная, доктор искусствоведения, профессор, академик Академии художественной критики РФ, пишет о живописи Артыкова: «Это удивительно струящийся серебристый свет, очень редкий в реальном климатическом пространстве «солнечного края», спокойный и ровный, нежно смягчающий все яркие краски и жесткие силуэты, объединяющий мироздания покоем. Это свет печали, свет прощания с далекой землей, свет памяти о ней, свет надежды».
Художественный критик, писатель, академик МАТ и почетный академик РАХ Юрий Нехорошев заканчивает предисловие к книге «Обнаженная модель» такими словами: «Книга включила в себя увлекательные рассказы об актерах, режиссерах, операторах, художниках, с которыми ему довелось работать и дружить в течение многих лет, автор рассказывает о жизни людей искусства изнутри, его герои предстают перед читателем новыми неизвестными гранями… Книга «Обнаженная модель» – еще одна творческая грань талантливого художника Владимира Артыкова».
Мне, искусствоведу, трудно определить жанр, в котором книга написана. Это не мемуары, не эссе, не дневники. Хотя в ней есть элементы и первого, и второго, и третьего. Но собранные вместе все эти материалы с яркой и необычной стороны освещают то радостное и яркое время, которое для автора книги и его современников отнюдь не было эпохой застоя. Напротив, автор, его коллеги по творческому цеху жили напряженной духовной жизнью, в которой было все: работа и блаженное ничегонеделание, духовные искания и денежные интересы, смелые озарения и повседневная рутина, грусть и веселье, смех и слезы.
И вот об этой жизни в своей книге Владимир Артыков написал или рассказал – серьезно, интересно, парадоксально и весело.
Автор книги объяснил слушателям, почему он дал ей такое название. Оно никак не связанно с обнаженной ню в живописи. «У Бога нет тайн. Перед ним мы все обнажены», – сказал он. Автор, оглядываясь на события полувековой давности, видит рядом с собой своих современников, с которыми приходилось работать и жить. Он очень обстоятельно, доброжелательно, с юмором рассказывал о некоторых из них (обо всех рассказывать не хватило бы и двух вечеров), с которыми служил в театре и кино, показывал живописные полотна на престижных выставках в России и за рубежом. Каждый из героев поразил его, т.е. привлек внимание и навсегда запомнился кто глубокой мыслью, кто красотой таланта, кто необычным оригинальным обликом. Рассказал о ярких артистах Советского Союза Михаиле Кузнецове, Павле Кадочникове, Петре Алейникове, Олеге Жакове, Георгии Жженове, Алексее Смирнове, Георгии Вицине, Савелии Крамарове, Евгении Моргунове, о бесстрашной укротительнице тигров Маргарите Назаровой. О театральном художнике Александре Васильеве и о его сыне, историке моды Александре Васильеве, который дважды предоставлял свои книги о моде в нашей гостиной. А как Владимир задушевно и с любовью говорил об актрисах, с которыми дружил, работая на кинофильмах. Он посвятил им целые главы (Тамаре Логиновой, Татьяне Конюховой, Людмиле Хитяевой, Ольге Аросевой, Галине Польских, Валентине Титовой, Ларисе Лужиной, Ольге Красиной).
Автор старался написать обо всех, кто запомнился своей неординарностью, талантом, добротой, порядочностью. Потому что они в какой-то степени его сформировали, стали частью его самого и навсегда остались теми милыми спутниками, о которых так прекрасно написал Василий Жуковский: «О милых спутниках, которые наш свет своим сопутствием для нас животворили, не говори с тоской: их нет, но с благодарностию: были». Ведь то, о чем поведал на встрече с благодарными слушателями – не выдуманные истории.
Люди-творцы показаны в моменты их непосредственной работы, отдыха, общения с коллегами, их характеры и жизненные привязанности.
И за каждым из них – живая история, судьба. Очень живописно Артыков рассказал о сценаристе Алексее Каплере. Режиссерах: Станиславе Говорухине, Латифе Файзиеве, Булате Мансурове, Алты Карлиеве, Владимире Архангельском, Аждаре Ибрагимове, Ренате Исмаилове. Об актерах Владимире Басове и Анатолии Котенёве, Артыке Джаллыеве и Болоте Бейшеналиеве, Леониде Филатове и Игоре Дмитриеве, о многолетней дружбе с Робертом и Тамарой Спиричевыми. Об операторах: Анатолии Карпухине, Ходжакули Нарлиеве, Юрии Уланове, Валерии Рекуте, Анваре Мансурове, о телеоператорах Расуле Нагаеве, Леониде Мирзоеве. Читатель из книги узнает об известных художниках Зурабе Церетели, Таире Салахове, Масуте Фаткулине, Николае Понамареве, Татьяне Назаренко, Михаиле Ромадине, Сергее Алимове, Олеге Савостюке, Павле Арзуманидисе, Иззате Клычеве, Дурды Байрамове, Юрии Леонове. И даже про абхазского друга, прокурора Гарри Хагуша, во время съемок ленты «Курорты Абхазии».
Автор свою книгу посвятил жене и другу Римме Исаковой – его музе, ангелу-хранителю, известному художнику и красивой женщине. Но главное ее достоинство (столь редкое в женщинах) кротость и жертвенность.
– Столько друзей ушло и уходит, – с горечью заметил Владимир, – наверное, они, как многие другие, были одержимы прошлым, старением, своим возрастом. Наверное, при встрече спрашивали друг друга: «А помнишь в пятидесятые (шестидесятые) или в таком-то году сделал то-то и то-то». Да, сегодня его коллеги-современники, особенно прекрасные дамы, поглядывая в зеркало, видят морщинки на лице, но они их не пугаются, ведь жизнь им дала гораздо больше того, на что не всегда они могли рассчитывать.
Бессмертие – вещь неплохая. Но это не в нашей власти. Люди искусства отличаются от других осознанием, что все мы смертны, а это добавляет в жизнь риск и делает ее более интересной.
Да, жизнь соткана не только из радости, счастья и удовольствия, она также полна печали и горести. Мы приходим в этот мир на короткий срок, а жизнь художника – долгая и короткая – «один беспрерывный сеанс обнаженной модели».

Нонна Кристи, искусствовед
«Наш Изограф», № 3 2013

Рецензия на книгу

Это прекрасная книга!
Читатель знает, в недавнее время вышло много воспоминаний о творческой жизни актёров, режиссёров, начинающих литераторов и особенно участников Великой Отечественной войны. Книга Владимира Артыкова особенная. В ней автор объединил жизнь художника в театре, кино и живописи. Причём, каждая профессия очерчена очень точно. Что такое автобиографическая книга? Это творческая личность, брошенная в клубок жизни, может быть, точнее – в её океан. Как плыть, где и у кого искать поддержки, можно ли спастись в случае крепкой неудачи, надо ли восторгаться победами?

И ещё вопрос – как писать.
Артыков выбрал небольшие очерки, которые не всегда идут по нарастающей сюжетной линии. Это скорее наиболее важные моменты из бурной деятельности художника. Первый – «Случай в океане» – можно считать символическим: корабль «Утёс» принявший на борт киногруппу шёл на далёкий остров в Тихом океане, случилось трагическое событие – капитан пытался зверски изнасиловать женщину, которой дана задача – обеспечить съёмочную группу условиями для натурных съёмок на лежбище морских котиков как профессиональному ихтиологу. Капитан арестован. Съёмка сорвалась.
Вот эта напряжённая обстановка, вызванная самыми разными событиями, пронизывает многие из 81 очерка. Пульс жизни – ураган событий поворачивает планы художника в свою беспредельную бурю, а художник ведёт личную творческую линию, вступая нередко в жестокую схватку. И сталкиваются характеры столь же решительных личностей, летят искры, освещающие путь творческих исканий.
Толкают художника – награды природы. И вот что символично: Владимир родился в момент землетрясения 6 ноября 1934 года в Ташкенте, где его отец тогда работал постпредом. В 1935 году семья переезжает в Москву с годовалым Володей, будущим художником.
И уже юношей в 1948 году приехав в Ашхабад, вновь попал в сильнейшее землетрясение, унёсшее десятки тысяч человеческих жизней, и земля, содрогаясь, выводит талант на светлый путь творчества.
Путь к профессии художника станковиста и декоратора даже самостоятельного, вооружённого опытом жизни и профессиональным мастерством – нелёгок.
ртыков учится в московской художественной школе на Чудовке, затем поступает в Ленинградское Высшее Художественно-промышленное Училище барона Штиглица, чтобы обучиться видеть в натуре будущий образ. Через два года призывается на срочную службу на Балтийский Флот, где служить матросом – рулевым большого военного тральщика. Потом оканчивает Государственное Художественное Училище имени Шота Руставели в Ашхабаде. Здесь преподаёт выдающийся театральный художник Пётр Кондратьевич Ершов. Дипломной работой Артыкова стали эскизы декораций и костюмов к опере Ю. Шапорина «Декабристы». Часть этих эскизов были приобретены в музей ИЗОискусств Туркменистана сразу после защиты диплома. Выпускнику училища предлагают должность главного художника Государственного театра опера и балета имени Махтумкули в Ашхабаде.
Но Артыкова увлекает кинематограф. Ему хочется понять – в чём различие работы театрального художника от работы художника кино. Он возвращается в Москву и поступает во ВГИК, где попадает в мастерскую знаменитого художника кино Иосифа Ароновича Шпинеля.
В 1964 году художника приглашают в Хабаровский Краевой Театр музыкальной комедии, где он осуществляет художественное оформление оперетты композитора Игоря Ипатова «Марги» и параллельно восстанавливает утраченные декорации и костюмы к спектаклям «Летучая мышь» и «Цыганская любовь». Путь к профессии художника-постановщика даже самостоятельного, вооружённого опытом жизни и профессиональным мастерством – нелёгок. Но уже первые постановки в театрах Дальнего Востока принесли успех. Вскоре его приглашают художником постановщиком на фильмы режиссёра Владимира Архангельского «Сбежала машина» и «Скелет Аполлона», которые снимались на студии «Туркмен фильм».
Книга «Обнажённая модель» интересна тем, что рассказывает о встречах с разными режиссёрами, операторами и актёрами. В книге приводятся интересные события, в которых благодаря творческим спорам формируются художественно законченные живописные решения самых разных пьес, а потом и киносценариев. Приведу один из ярких примеров. Работая над сложнейшим двухсерийным фильмом «Восход над Гангом» Артыков придумал символический образ всего фильма – огромную водяную мельницу, её колесо медленно и ритмично вращалось, отсчитывая, словно часы, время – год за годом, век за веком. Режиссёр понял философский смысл художника и был в восторге от живого сценического образа живого времени. Артыков из очерка в очерк вычерчивает разные характеры актёров, операторов, подмечая интересные особенности характеров, профессионального мастерства и умения общаться с помощниками и начальством. Эти важные черты профессионала имеют особенное значение во время работы над спектаклем или кинофильмом и здесь важна роль индивидуальности художника, всё время работающего над совершенством задуманного художественного образа. Эти моменты подмечает Артыков у талантливых мастеров – Георгий Вицын, Станислав Говорухин, Георгий Жжёнов, Алексей Каплер, Александр Васильев, Алты Карлиев, Булат Мансуров, Людмила Хитяева, Латиф Файзиев, Тамара Логинова, Анатолий Ромашин, Лариса Лужина, Татьяна Конюхова, Валентина Титова, Анатолий Котенёв…
Автор книги, очень аккуратно рассматривая каждого персонажа, дал возможность читателю понять главное: особенности каждого в создании национального кино. Тонкие черты характеров, привычки, знания и трудовой опыт персонажей выстраиваются в законченные деловые биографии.
Все крупные режиссёры и операторы учились в Москве. Автор профессионально сочетает в их характерах национальные черты и общие, широкого профиля, в которых талантливый человек работает над сюжетами историческими и современными. Читая книгу, ясно видишь и понимаешь, как молодой человек оценивает и вбирает в свой творческий багаж современные достижения режиссуры сценарного искусства, успехи живописи и остроту композиционных решений.
Режиссёры, с которыми Артыков работал, отлично знают и ценят его прекрасный творческий принцип: пишут все, вычёркивают мастера. Эскиз для Артыкова – первый абрис образа. Но в кинокадре он обретает законченность формы и точность идейного смысла. Режиссёры и операторы любят Артыкова за ясность, полноту содержания и красивость законченных его образов. Любопытно, что сам художник, чаще всего, недоволен сделанным. Все эскизы беспощадно раздаются, забываются в бесконечных поездках или просто выбрасываются как нечто ненужное. Многие эскизы к спектаклям и фильмам утрачены, но те, которые выставлялись на Всесоюзных выставках, к счастью, сохранились, потому что были закуплены в музеи страны.
Читателям, надо полагать, особенно понравится глава «Алты Карлиев», в которой рассказывается о создании фильма «Махтумкули», где заняты ведущие актёры Туркмении и знаменитые московские каскадёры под руководством Петра Тимофеева. Одна из глав книги посвящена рождению образа в декорациях. Мы, читатели, как бы стоим за спиной мастера и с удивлением воспринимаем декорационную картину, рождённую кистью мастера. Творческий азарт художника передаётся и нам. Оказывается, стены, предметы быта, окна, вход и выход из замкнутого пространства – всё это обретает особенное значение, становится не только куском жизни в трагическом действии (фильм «Восход над Гангом).
Мы все знаем историю нашего государства и Отечественной Войны. Но как полезно читать воспоминания ребёнка, для которого война – что-то вроде интересных встреч с дядей, военным, который участвует в съёмке фильма «Кутузов». О встречах с аэростатами на Гоголевском бульваре и перекачке газа из баллона в аэростат. Мальчишечьи ужасы и восторги от авиа налётов и взрывов рождают образы – крупицы истории.
Мы, читатели, очень любопытны. В книге «Обнажённая модель» много деталей, моментов, ситуаций, в которых известные деятели искусств раскрываются с неожиданной стороны. У Артыкова таких моментов много. В них мы ярко видим, к примеру, героизм укротительницы тигров Маргариты Назаровой, или лирической любви актрисы Тамары Логиновой…
Артыков много пишет о мастерах старшего поколения, которые доброжелательно делились своими профессиональными секретами. Но всего больше и даже влюблено рассказывает об Александре Васильеве – главном художнике театра «Моссовета». Здесь очевидна взаимная дружба, когда даже самые глубокие тайны профессионального мастерства открываются и, делаются, доступны для обсуждения. В этом – истинная связь культуры народов. И слава художникам, умело, без надрывов и печали, передающих свои творческие секреты тем, кто их достоин и способен расти и творить настоящее искусство.
Читателю может показаться, что в книге Артыкова много бесед, диалогов, споров. Увы! Такова наша жизнь. Но внимательный глаз найдёт в этих беседах острые моменты творческого общения, простые слова, в которых чаще всего глубокий подтекст.
Вместе с тем, Артыков умеет найти в нужный момент нужный аргумент, суть дела, главную мысль в деловых суждениях и спорах.
Интересно, в стиле спокойного доверительного рассказа приводится микро рассказ о внезапном перевороте – распаде СССР. Артыков приехал, как много раз это делал, в Абхазию на Пицунду, чтобы в Доме кинематографистов остановиться и спокойно снимать свой фильм и писать этюды. Но давно знакомая директор Дома творчества объявила, что теперь Дом – грузинский и его – Артыкова, теперь иностранца, члена союза кинематографистов бывшего СССР, принять не могут. В маленькой луже потонуло солнце…
В подобных микро фактах автор тактично рассказывает о событиях почти за восемь десятилетий!
Но вот что странно. Почти вся книга о кино – а где же живопись? Москвичи знают Артыкова как талантливого художника станковиста! Дочитал я книгу до пятисотой страницы и … конец. Идёт содержание – перечень 87 глав. Листаю дальше. Батюшки!
А там прекрасные фото – родственники и друзья, товарищи по работе. А где же рассказы о живописи? Листаю дальше – ещё восемь хороших цветных репродукций живописных работ. Они дают краткую характеристику того, что сделано за сорок лет в живописи.
Мал золотник, но дорог! Владимир Артыков известен, прежде всего, как живописец-станковист. И было бы очень желательно подробнее знать о том, как создавались его живописные полотна, которые сегодня находятся в Третьяковской Галерее и в других музеях и собраниях разных столиц бывшего СССР и Европы. Думаю, уместно напомнить и о моей книге, изданной в 2005 году с названием «Владимир Артыков Римма Исакова Живопись». Доктор искусствоведения, профессор Светлана Червонная в своих опубликованных многочисленных статьях даёт высокую оценку произведениям живописи Артыкова. Можно помечтать, что следующий том воспоминаний будет в основном о живописи…
Артыкову повезло. В Москве он встретил Римму Исакову. Талантливый живописец, человек редкой душевной чистоты, вечной молодости, стала его женой.
Ей, вдохновительнице и помощнику во всех делах посвящается книга.
В финале книги есть замечательные слова: «Долгая и очень короткая жизнь художника – один беспрерывный сеанс обнажённой модели». Хочется добавить: Владимир Аннакулиевич Артыков одевал «обнажённую модель» в наряды современных дней и в одежды вековые, видя в них и красоту времён и сложности вечной схватки красоты и хаоса. Да, жизнь для талантливого художника – обнажённая модель. Артыков видел в ней бесконечную красоту и вечную обновляющуюся жизнь. Этим и прекрасна его книга.

Юрий Нехоровшев, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
«Наш Изограф», № 5(215), 2012

Мир Пиросмани

«Мир Нико Пиросмани» – так называется новое полотно Владимира Артыкова, посвященное памяти великого грузинского художника, вошедшего в число самых знаменитых в мире талантливых самоучек, чьё творчество получило определение «наивное искусство».

Мир Нико Пиросмани

По сути изображённого на картине художником Артыковым, это портрет Пиросмани уже преклонных лет. В задумчивости идёт он по родной грузинской земле и вспоминает, как в далёкой молодости он оказался в Тифлисе, спустившись с гор родного кахетинского села Мирзаани. Изведав всю горечь нищеты сельского труженика, попробовав несколько профессий, остановился на любимой – странствующего художника. Образы, запёчатлённые на его картинах и вывесках, не покидают старика. Они жили в его памяти, воскресали на вывесках тифлисских духанов и в картинах, написанных на чёрных и белых клеенках. Артыков, словно режиссёр собрал персонажи в единую семью и поселил её на прекрасной предгорной долине, за общим столом дружбы. Здесь только городские персонажи. А Пиросмани писал и сельские сюжеты («На гумне», «Пастух со стадом баранов», «Крестьянка с детьми идёт за водой»…) Естественно, Артыков не мог вместить всех типажей деревни, и ограничился только характерными приметами деревенской жизни. По тропинкам весенней пышной долины мужик тащит бурдюк, второй – бочонок с вином. Пасутся невдалеке чёрная и белая коровы, стоит верблюд, навьюченный тюками хлопка, рядом погонщик в грузинской барашковой шапке и бурке. Объединяет всех зелёное, деревенское раздолье. Всех – от мала до велика. И венчает всё это великолепие светлый православный храм на высокой горе, устремлённый золотом крестов в синь небес, где парят птицы.
Так Артыков образно воссоздал атмосферу жизни главного героя – Нико Пиросмани. Он в пространстве выражающего жизненный путь страдальца от горного края, где устремляются в небо кипарисы, они соединяют визуально вечность и повседневность. А повседневность у подножий кипарисов прекрасна, спокойна, умиротворённа. Даже пугливая лань щиплет листочки букета, что держит возлюбленная Нико – актриса кабаре Маргарита «писаная красавица» в шикарном белом платье. Здесь и главный герой полотна выдвинут, как в кинокадре – на первый план. Он не просто занял много изобразительного поля. Он центр композиции. В нём ведущее содержательное начало всего живописного сочинения. Седой старик совсем не стар. Ещё цепок его глаз, ещё бьётся мысль, ещё напряжённо, заинтересованно всматривается он в жизнь, и потому так спокойно, величаво движется мимо прошлого. Старые друзья – персонажи вывесок и картин – радостно провожают своего Нико Пиросмани, он уходит в вечность. На его плече, как всегда, висит старый ящик с красками, подвешенный на грубой плетёной верёвке, ещё крепко держит сильная рука Нико это главное сокровище живописца. По контрасту к сильной, величественной фигуре показал Артыков маленькие фигурки детей, да и вся группа персонажей отодвинута вглубь, и как бы окутана прозрачным туманом времён. Синяя одежда Нико перекликается с голубизной кипарисов и с тёмными далями предгорий. Фигура и цветом органично связана с окружающей средой. Взгляд зрителя всё время переходит от фигуры Пиросмани к тем, кто сидит за столом и к тем, кто окружает застолье. Они известны не только в Грузии, но и любителям искусства многих стран мира. Артыков тоже любуется героями произведений Пиросмани. Вот дворник в форменной фуражке с колючей растрёпанной бородой. От него не раз доставалось бродячему художнику, но всё же в глазах дворника угадывается доброта. Чуть презрительно всматривается в нас грузный князь, в руках которого рог с вином. Он словно бы раздумывает: а не пригласить ли сторонних наблюдателей к столу, который торжественно накрывает дама в белом? Можно долго рассматривать и других персонажей. У каждого своя судьба. Свой крепко сложившийся характер.
Артыков не просто списал их с оригиналов, но и усилил выразительность и значительность каждого, составляющего общество грузинской «элиты» вековой давности.
Особое внимание в картине уделено изображению детей. Артыков превратил их соломенные шляпки в подобие нимбов, что у святых на иконах. В их радостном слиянии и тоска Пиросмани по тому счастью, что достаётся многим, но только не странствующему живописцу. И усиливая этот содержательный момент, Артыков выдвинул одного из «ангелочков» на первый план. Это очень важно и для построения композиции.
Изображение ребёнка, начинает нижний угол «треугольника», в который собраны персонажи, став большим визуально светлым пятном. Это второй центр композиции.
Первый, ведущий – лицо Пиросмани в серебристой оправе седых волос. В картинах Нико много пьющих, веселящихся, но он никогда не изображал мертвецки пьяных, злых, коварных, дерущихся. Даже звери в его картинах добрые, зачастую грустные, даже страдающие, как люди. Лань, верблюд, коровы, ослик. Артыков подметил эту гуманную особенность видения жизни народным мастером. Картина Артыкова воссоздаёт историю характеров. Но, возникает вопрос: разве в те времена на родине Пиросмани всё было как в раю? Ангелочки, белоснежные платья, тихая благодать природы? Конечно, всё было не так тихо и беспечно. Пиросмани не только видел, но и сам испытывал тяготы жизни не раз за свои почти шестьдесят лет жизни.
История Грузии всегда была насыщена трагическими событиями. Но Пиросмани видел их не по-мещански, а широко. Правители – вояки приходят и уходят, а народ вечен. Суета политическая, как лена горных рек, быстро исчезает, а течение жизни народа продолжается. Потому нет и пьяниц, валяющихся у заборов, и воинствующих феодалов тоже нет на его картинах. Всё победила любовь к добру и дружбе, что главное в жизни поколений. Это содержание творчества Пиросмани талантливо выражено в картине Артыкова.
Тема «Мир Пиросмани» выбрана Артыковым не случайно. Он известен произведениями о жизни Туркмении и России. Они примечательны тем, что правдивы, но далеки от сует политических и социальных. Вдохновляет художника жизнь народа, которую он видит современными глазами («Комсомольская свадьба», «Праздник хлопка», «Мир входящим», «Светлый день», «Благовест», «Возрождение», «Чужих детей не бывает»). С любовью, вглядываясь в историю, Артыков создаёт произведения («Вечность», «Визит дружбы», «Незабываемый 1919 год», «Горцы»…). Искусство Пиросмани привлекло художника страстью к народным обычаям, которые воспринимаются им с доброй улыбкой. Большое значение возымели и пластически завершённые композиции Пиросмани. Поначалу они кажутся очень простыми, статичными. А на самом деле они многоплановые. Статика развивается в них во времени. Пиросмани не срисовывал с натуры. Он запоминал увиденное, и как гениальный композитор, слушая хаос шумов, звуков, возгласов, превращает их в гармоничные мелодии, так и живописец выстраивает свои картины. Написанные чистыми цветами они выдержаны в строгом, скромном колорите. Иногда, вдруг, вспыхивают в них яркие пятна, что помогает усиливать ощущение свежести строгой гаммы.
Артыков не стал подражать стилистике Пиросмани. В новой картине он остался верен своей десятилетиями установившейся, свойственной только ему манере. В ней, как и в его фильмах о Туркмении часто встречаются контрасты изобразительных объектов. Крупный план и резкий переход к панорамному изображению, или только дальние планы пространства, заполненные множеством фигур, характерных для данного события, («Проводы на фронт», «Встреча в сорок пятом», «Каракумский канал»…).
Нико Пиросмани вошёл в число классиков «наивного искусства». С середины XIX века оно всё сильнее привлекает профессионалов. Его эстетические концепции входят в программы групповых объединений. В примитиве виделась дорога в будущее, обходя игры в кубики, в рваные куски натуры, в отход от сумбура геометрических плоскостей.
Наивное искусство вошло в историю как самостоятельный, оригинальный вид творчества. И потому Франция гордится произведениями А. Руссо, М. Бомбуа; Хорватия – И. Генераличева; США – Х. Пепины, А. Робертсона… Влияние примитивистов ощутимо и в работах многих мастеров – профессионалов. В их числе П. Гоген, А. Матисс, Н. Рерих, А. Дерен, Б. Кустодиев, Ф. Ларионов, Н. Гончарова, М. Сарьян, Т. Маврина…
В 1970-1980 годы среди нового поколения советского искусства тоже появились поклонники, а точнее, подражатели наивному искусству. Оно влекло от «сурового стиля» к непосредственным наивно-поэтическим открытиям в жизни деревни и города, мягким юмором и шаловливыми сюжетами. А в пластике позволяла уходить от линейной и воздушной перспектив, от строгости тональных переходов, открывала доступ к «чистым» цветам, но не к раскраске.
Несколько лет назад Владимир Артыков выступил с картиной «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств».
Изобразил он большую группу известных московских действующих художников, собравшихся вместе с поэтами, писателями, музыкантами, школьникам, чтобы обсудить возможности превращения старинного русского города Таруса в музей федерального значения и последующего включения его в знаменитое «Золотое кольцо России». Именно тогда в «Литературной газете» с таким призывом обратилась группа авторитетных писателей.
Полотно «Мир Нико Пиросмани», воскрешая мир образов художника примитивиста, призывает современных художников: очистим палитры от псевдоноваторских «авангардизмов»; внимательнее, вдумчивее, сердечнее вглядимся в быт сёл и городов, лиричнее и с любовью в характеры современников.
Покажем их душ золотые россыпи! Восславим добрые национальные традиции, передающиеся от поколения к поколению.

Юрий Нехорошее, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
«Наш изограф», № 1 (199), 2011

Выставка живописи: «От Москвы до самых до окраин»

В Департаменте экономической политики и развития Москвы открылась выставка живописи художников В. А. Артыкова и Р. Н. Исаковой, действительных членов Международной академии творчества, приуроченная к 65-летию Великой Победы.
Выставку открывал: Росляк Юрий Витальевич, первый заместитель Мэра Москвы, Руководитель Комплекса экономической политики и развития города, Оглоблина Марина Евгеньевна, Руководитель Департамента Экономической политики и развития города, Иванов Алексей Дмитриевич, генеральный директор ОАО «ГУП Экономика», Хрусталёв Михаил Николаевич, арт-директор, куратор выставки. На вернисаже присутствовали ветераны Великой Отечественной войны и труда, сотрудники Мэрии, многочисленные гости.
Живописцы Римма Исакова и Владимир Артыков показали в своих произведениях широкую панораму пейзажей России и стран ближнего зарубежья.
В работах Риммы Исаковой: «Май в деревне», «К вечеру. Покой», «Майский полдень», «Весна в горах», – чувствуется пробуждение природы, всё насыщено воздухом и светом. Натюрморты: «Букет белых и красных роз», «Красная ваза», «Розы», – сочетают в себе колористические и смысловые решения.

Светлый день

На открытии выставки Владимир Артыков рассказал о весне памятного 1945 года, когда художник, будучи юным школьником, смотрел салют Победы на Красной площади 9 мая 1945 года. А через месяц, в июне он со своими сверстниками видел, как по улице Горького двигались в сторону Красной площади колонны танков, знаменитых Т-34, самоходные орудия САУ, тяжёлая артиллерия, её называли тогда «Богом войны», и, конечно, гвардейские минометы «Катюши», идущие на Красную площадь, на Парад Победы. В тот день беспрерывно лил тёплый летний дождь, словно природа оплакивала жертвы прошедшей войны.Светлый день
На картине Владимира Артыкова «Светлый день» – панорама Кремлёвских башен на фоне московских далей, освещённых солнцем. Картины: «Источник», «Островок», «Возрождение», «Июльское утро», – проникнуты любовью к Родине. Картины: «Полёт», «Майские ферулы», «Холмы», – показывают поэзию пейзажей Туркмении. Картина «Мельница» переносит зрителя в Таджикистан, к бурным рекам Памира.
На вернисаже силами московских артистов был дан концерт, исполнялись песни военных лет.
23 картины, представленные художниками, были высоко оценены зрителями, которым подарили специально выпущенный к выставке каталог с цветными репродукциями картин художников и вступительной статьей А. Д. Иванова.
Выставка в Мэрии Москвы продлится до конца августа 2010 года.

Михаил Хрусталёв, арт-директор
«Наш Изограф» № 6 (192), 2010

Дар музею города Грозный

13 апреля 2010 г., в Российской академии художеств состоялась передача произведений живописи академиков Международной академии творчества Владимира Артыкова («Вечность») и Риммы Исаковой («Хива») в дар музею им. А. Х. Кадырова, город Грозный.

Вечность

На акте дарения присутствовали Президент РАХ З. К. Церетели, Председатель Союза художников России А. Н. Ковальчук, Председатель Союза художников Чеченской республики, секретарь Союза художников России В. О. Умарсултанов. В музей также были переданы книги известных искусствоведов: почетного академика РАХ Ю. И. Нехорошева «Шестидесятники», «Владимир Артыков. Римма Исакова. Живопись»; доктора искусствоведения, профессора С. М. Червоной «Современное исламское искусство народов России». В библиотеку музея был передан альбом «Международная академия творчества».

«Наш Изограф», № 5, 2010

Восхождение. Владимиру Артыкову – 75!

В 2009 году Заслуженный деятель искусств ТССР, живописец, действительный член Международной академии творчества Владимир Артыков был отмечен высокими наградами двух академий: «Орденом Славы» Международной академии творчества и медалью «Шувалов» Российской академией художеств.

Каракумский канал

Во второй половине шестидесятых годов Владимир Артыков активно участвует на Всесоюзных художественных выставках. Сначала своими эскизами к кинофильмам и спектаклям. Но уже к началу семидесятых он становится постоянным участником всех Всесоюзных художественных выставок в Центральном выставочном зале «Манеж» и Центрального дома художников. Картина «Комсомольская свадьба», а позднее «Каракумский канал – артерия дружбы народов» были закуплены с выставок в Государственную Третьяковскую галерею и отмечены дипломом Академии художеств СССР. Тогда же в журнале «Творчество» появилась статья под нестандартным названием «Восхождение к картине» о живописце В. Артыкове, заявившем о себе как о ярком, самобытном таланте. И в самом деле, художник создает полотна: «В предгорьях Копетдага», «Проводы на фронт», «Встреча победителей в 1945» и другие картины. Они подтверждают, что Артыков становится в ряд известных мастеров – станковистов.
Ещё до Великой Отечественной войны маленьким ребенком Володя живёт с семьёй в Москве в Арбатских переулках, а летом родители отвозят его к бабушке в Белёв на реке Оке. Провинциальный город буквально утопает в садах. Когда-то отсюда яблочную пастилу поставляли на царский двор. Художник часто вспоминает своё детство, как вечерами зажигалась большая, двенадцатилинейная керосиновая лампа, крытая фарфоровым абажуром, освещая крытый вязаной скатертью овальный стол, вокруг стола шесть венских стульев, а в красном углу икона Богоматери в серебряном окладе и всегда горящая перед ней лампадка. В этой гостиной собиралась большая семья, такой небольшой самодеятельный оркестр. Музыцировали взрослые. Дедушка Александр Иванович Дроздовский играл на скрипке, бабушка, Софья Николаевна – на физгармонии, их старший сын, Александр, со своим сыном Колей – на балалайках, другой дядя, Николай и его жена Клавдия – на гитарах, а дядя Витя – на мандолине. Володина мама, Антонина, обладала хорошим голосом, и они с сестрой Верой под аккомпанемент семейного оркестра исполняли русские народные песни и романсы. Музыка навсегда вошла в душу будущего художника. Видимо поэтому стройная мелодика прочитывается в картинах: «Комсомольская свадьба», «Вечность», «За убегающим днём», «Весна», «Полёт», «Археологи в Каракумах», «Международный экипаж», «Девичник на Ивана Купала», «Рассвет», «Московское утро»…

Археологи в Каракумах

Концерт окончен, а будущему художнику не спится. Мигают лампады у ликов святых, потрескивает свеча у Спаса. А Володе всё чудится синь реки, а над ней плывут белые облака, словно лебеди, а по ряби воды скачут искры доброго солнца вслед за проплывающими пароходами. На зиму Володя с сестрами Соней и Женей возвращаются в Московскую квартиру на Арбате.
Вскоре после войны Володя начал учиться в художественной школе на Чудовке, рядом с храмом Николы в Хамовниках. Так началась художническая биография, которая не была прямолинейной. Учился он в Ленинградском институте прикладного искусства имени В.Мухиной, служил на Балтийском флоте рулевым в Таллине, окончил Государственное художественное училище, в Ашхабаде, у знаменитого театрального художника П.К.Ершова, где дипломной работой Артыкова были эскизы декораций и костюмов к опере Юрия Шапорина «Декабристы». Ставил спектакли в Хабаровском музыкальном театре. Основы кинодекорационного искусства художник получил в Институте кинематографии в мастерской Иосифа Ароновича Шпинеля. В то время на художественном факультете преподавали: основы режиссуры Лев Владимирович Кулешов, декорационное искусство Михаил Александрович Богданов, живопись Юрий Иванович Пименов, Сергей Михайлович Каманин.
Появилось широкое понимание композиционных структур кинокадра; выразительных возможностей экрана как огромного полотна; значение панорамного значения изосюжета; больших возможностей контрастного сочетания крупной детали первого плана и дальнего – второго; единство всех выразительных средств – фактуры предметов, их объёмов, атмосферы, света, цвета, динамики движения. Всё это использовал художник-постановщик Артыков в создании кинофильмов – а их было не менее тридцати, и ещё столько же театральных постановок. Но ещё более Артыковым – живописцем созданы большие тематические станковые картины. Они закуплены с выставок и находятся в Государственных музеях изобразительных искусств России, Украины, Туркмении, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Азербайджана, Венгрии.
Владимир Артыков перешёл в станковую живопись с твёрдым убеждением, что работа над тематической картиной делает художника, как автором сценария, так и режиссёром событий, изображённых на полотне, то есть полным автором замысла и его воплощения.
Возвращаюсь к его картине «Комсомольская свадьба». Зрители видят свадьбу с верхней точки – как в кино. Тянется среди глинобитных домов восточной архитектуры огромный, бесконечный, как дорога жизни молодожёнов – стол, уставленный свадебным угощением.
Звучит народная музыка, приглашая к торжественной трапезе гостей. Уходящая в глубину композиция картины открывает широкую панораму событийности, где можно увидеть как старые народные обычаи, так и современные черты жизни туркменского села. Картина поднялась над бытовым изображением в монументальное философское полотно с необычным, смелым композиционным решением. Это уже не просто аул, а часть Земли. И её видеть можно только с высоты мечты. И потому зритель как бы приподнят над обыденными домами, над толпами людей, пришедших на торжество. Художник провозглашает: мы являемся свидетелями самого главного в жизни народа события.
Глядя на картину, вспоминаешь великого поэта Махтумкули, мечтающего о будущем своего народа:

Единой семьёй живут племена,
Для тоя расстелена скатерть одна
Высокая доля Отчизне дана…

Высокая доля невозможна без дружбы с соседями. И Артыков пишет картины «Визит дружбы», «Ходжа Непес у Петра Великого». В первом полотне два корабля под командованием Фёдора Соймонова, по указу царя Петра, исследовали и составили точную карту всего побережья Каспийского моря, трижды бросали якоря в бухтах Туркменского побережья. Русский капитан, сподвижник Петра, был принят как посланец Великой державы. На ослепительно золотом песке расстеленный туркменский ковёр дружбы зрительно соединяет рукопожатия торжественно встретившихся русских моряков и туркменских рыбаков. Ностальгия, окутывающая героев и огромные толпы туркмен, встречающих русские команды русских кораблей, придают монументальной композиции поэтичность. Живописец талантливо использует «верхнее смотрение», позволяющее зрительно соединить морскую даль, парусники на рейде с толпами жителей, торжественно замерших, воодушевлённых историческим моментом. Картина была отмечена Дипломом Академии художеств СССР и приобретена Государственной Третьяковской галереей.

Визит дружбы

В 1999 году Владимир создаёт картину «Вечность». Неяркое утро у отрогов горного хребта. Блестят озерца солончаков под безоблачным небом, из кибитки поднимается дрожащая струйка дыма, дремлют верблюды. Ничто не тревожит первозданную тишину. Где-то бушуют войны, гибнут люди, взрываются дома, а здесь – застыла вечная сила гор, вечное величие жизни, в объятиях вечного спокойствия. Дивная картина – мечта о жизни народной, не подвластной катаклизмам цивилизации.Археологи в Каракумах
В картинах «Праздник хлопка», «Археологи в Каракумах», «Изыскатели», «Вода придёт в Каракумы», «В предгорьях Копетдага» и других также очевидно положительное влияние кинематографа. Живописец словно уходит от станкового, надоевшего зрителям среднестатического видения сюжета – с высоты стоящего у края холста зрителя, или ещё чаще – смотрящего со стула. Артыков резко порывает с этой скучной схемой и возносит зрителя, раздвигая горизонт, открывая пространство земли для света и воздуха. Его картины впечатляют панорамным видением сюжета, его органической связью с окружающим рельефом, средой – будь она городской, природной или геометрически выстроенной, вычерченной по замыслам архитекторов, что подтверждают полотна: «Встреча в сорок пятом», «Проводы на фронт». И что ещё важно отметить – «кинематографичность» не заслоняет лирики, не вылезает на первый план как выигрышный приём. Наоборот, помогает поэзии стать сильной, заявить о себе, как важная составляющая всего идейно-художественного смысла.
Иногда художник, как бы, выдвигает из панорамы на первый план детали. Но всё равно в ритмах, в колорите талантливо сохраняет музыкальность структурного построения образа. Так, например, сухие, черствые цветы пустыни – «Ферулы» – стали поэмой о далёком пустынном крае. Живописец в монотонных песках Каракумов, словно игра на одной струне, находит гармонию в повторяемости форм, в индивидуальной характеристике чашечек соцветий, жаждущих влаги. Цветы на холсте живут, двигаются, удивляют тонкостями своих изящных строений.
Талант мастера в том, чтобы найти необыкновенное в обычном, красоту в повседневном, радость бытия в усталых, подчас вялых проявлениях жизни. Пример: «Мир входящим» – молодая мать мечтает о судьбе своих трёх новорожденных малюток.
Может показаться, что Артыков ловкий бытописатель. Его «массовки», выражаясь языком кинематографистов, – приукрашивание сюжетов бесконфликтного сценария. Ан, нет! В каждой картине – свое, на первый взгляд, незаметное столкновение мотивов реализуется по-разному. «Байдарки в Каракумах» или «За убегающим днём» – вечная немота, стылость барханов и стремительные байдарки – яркие приметы новой жизни великих Каракумов. «Комсомольская свадьба» – квадраты домов и шумные музыканты, круглые котлы с пловом и шурпой, терракотовые халаты гостей и ослепительно светлое платье невесты. Эти контрасты вносят в серые будни торжество праздников. Ещё – «Незабываемый 1919» – бархатная ночь в пустыне. Стрекочет кинопроектор из теплушки эшелона и в его лучах, по склону песчаного бархана идёт вождь Революции. Замерла толпа красноармейцев-зрителей. Чудо видят они воочию – живой тот, в которого недавно стреляла Каплан. А вот, на берегу высыхающего Аральского моря ржавеют, ставшие ненужными, рыболовные сейнеры. Но взметнулась над кладбищем кораблей ракета с космонавтами, и от бушующего пламени осветилась Земля, и в зареве новой эры ожили уставшие корабли, и засияли звёзды надежд в бесконечной синеве Космоса.
…На одной из московских выставок В. Артыков встретил Римму Исакову. С тех пор они не расстаются, эта встреча сплотила два таланта. Владимир вдохнул красоту природы России на берегах Оки в далёких сороковых и через целую жизнь вернулся к родным берегам, в Тарусу, где теперь они проводит лето. Изменилась жизнь Владимира Артыкова, новые чувства привели и к новым сюжетам. Вспыхнули краски на молодых, набирающих силу подсолнухах, солнечных предвестниках светлого лета: « Июльское утро». Лирической сюитой стал уголок летнего пейзажа – кроны мощных деревьев отражаются в спокойной глади реки: «Островок». И что совсем было не свойственно Артыкову – появилось увлечение старинными славянскими обрядами: «Девичник на Ивана Купала». Красивые, молодые обнажённые девушки, увлечённые игрой. В рассветных сумерках янтарным цветом трепещут их обнаженные прекрасные фигуры. Лирическая волна московской живописи увела дальше, от славянских былин к далёкому древнему эпосу: «Амазонки», «Качели», «Игра в эдем»…

Дочки-матери

Не обошёл Артыков тему материнства: «Дочки – матери». На берегу моря отдыхают молодые мамы разных национальностей с дочерьми. Они счастливы.
Иное звучание в картине «Чужих детей не бывает». Беспризорные дети встречают рождество в канализационном колодце. У них тоже праздник. Тревожные тени отбрасывают зажженные горящие свечки, и только клочок синего ночного неба с рождественской звездой заглядывает к ним с неба. Картина вызывает глубокое сострадание к этим одиноким, никому не нужным брошенным детям.
Новые веяния жизни не обошли внимание живописца. С увлечением разрабатывает он тему православия. В картине «Благовест» показан корабль-церковь. На дальнюю северную землю пришло неведомое чудо: по воде, яко по земле, приближается оно к встречающим. Главное здесь – сияние солнечного луча на кресте и луковичном золотом куполе. На пристань потянулись прихожане. Здесь и молодожены, идущие под венец, и молодые мамы, ведущие малышей на крестины, и множество людей, желающих помолиться и исповедоваться. Среди них есть и воины Российской армии и флота, и все эти празднично одетые прихожане устремились к швартующему у причала православному храму на водах.
Развитие темы можно видеть и в полотне «Купола». За высоким заснеженным земляным валом, в Переславле-Залесском, вырастают силуэты куполов Горицкого монастыря, на фоне последних солнечных лучей короткого уходящего дня. Эта тема прослеживается и в картине «Московское утро». В дымке просыпающейся столицы первым встретил солнце восстановленный Храм Христа Спасителя. От него побежали лучики и по другим церквам в Кремле. Высветились строения большого города, и как символ уходящего грозового неба проявилась радуга. Это утро торжества нового, двадцать первого века – величаво объявил живописец. И ему веришь! Документальное соединил он с поэзией. В этом суть романтического видения мастера! В подобном ключе написана и картина «Светлый день». Там изображены башни Кремля, композиционно выстроенные в монолитный ряд. Над светлой Москвой трепещет триколор флага России.
Я спросил Владимира Аннакулиевича Артыкова:
– Веришь в существование Бога?
Художник задумался:
– Конечно, верю. На этот вопрос много лет люди ищут доказательного ответа, я считаю, истина в том, как говорят в народе: «Есть ли Бог или нет его, а наказать может!»
Своим творчеством Владимир Артыков воспел в красках и отцовскую Туркмению, и материнскую Россию. Именно родной Оке мастер посвятил главную картину уходящего 2009 года: «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств». Картина стала изобразительным ответом на обращение известных писателей, опубликованное в Литературной газете. Писатели призывали сделать Тарусу городом – музеем, и включить его в «Золотое кольцо» России. Персонажи картины рассматривают проекты музеев, нарисованные тарусскими детьми, в память о знаменитых писателях, музыкантах, художниках, учёных, мастерах прикладного искусства, которые в разные годы трудились в Тарусе. В картине Артыкова около ста персонажей, пятьдесят из них портреты ныне живущих и работающих известных деятелей Российского искусства. По определению В.Стасова, подобные «хоровые картины» поднимаются над этюдно-натуральными изображениями. Талантливое полотно Артыкова – произведение – раздумье о будущем России.
…Отмечает мастер свой 75-летий юбилей у мольберта. Вместе с Риммой Исаковой второе десятилетие они работают – каждый своё, а вместе – над серией картин «Наша Таруса».
Пожелаем содружеству живописцев оригинальных композиций, счастья творческих успехов! Как сказал великий Махтумкули: «Короткой вспышкой лучше быть, чем угольком чадить в золе».

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России,
Заслуженный деятель культуры Польши.
«Наш Изограф», № 10 (184), 2009 г.

Высокая награда Российской академии художеств

Решением Президиума Российской академии художеств от 25.02.2009 наградила медалью «Шувалов» живописца Артыкова Владимира Аннакулиевича действительного члена Международной Академии Творчества, заслуженного деятеля искусств ТССР. Творчество В. Артыкова, за развитием которого я имела возможность следить на протяжении последних трех десятилетий, представляет, по моему убеждению, значительный вклад в отечественную и мировую культуру. Картины Владимира Артыкова, которые я имела возможность изучить в его мастерской, а также на многих престижных столичных выставках, в том числе на персональной выставке Владимира Артыкова и Риммы Исаковой в Кремле, отличаются широкой масштабностью исторических обобщений, высокой профессиональной культурой, оригинальностью видения и интерпретации важнейших событий и явлений глобального характера. Художник предлагает в своих полотнах собственную версию прекрасного мироздания, в котором человек и народ занимают достойное место в парадигме той гуманистической и демократической концепции, которая последовательно развивается в искусстве В. Артыкова. Широкий диапазон его творчества охватывает различные жанры и направления от работ камерного и тонкого лирического звучания до эпически монументальных по своему глубокому внутреннему содержанию и торжественному характеру полотен. «Каракумский канал – артерия дружбы», «Свадьба», «Проводы», «Встреча в сорок пятом», «Дочки-матери». Встреча в сорок пятомКартины Артыкова требуют от зрителя особой духовной сосредоточенности, внимание не только к «открытому тексту» изображений, но и к тому сложному эмоциональному и интеллектуальному подтексту, который скрывается за внешней наглядностью, требуют проникновения в ту неоднозначную суть вещей, которая позволяет в праздничных сценах ощутить скрытую печаль и тревогу в драматических коллизиях – оптимистическую разрядку. Философский смысл этих картин гораздо сложнее, ибо за каждой из них стоят раздумья художника о человеческой цене социального прогресса о месте и роли личности, о красоте, которая, возможно, спасет мир от разрушения, но которая сама нуждается в защите ее хрупкого внутреннего баланса. «Мир входящим», «Источник», «Чужих детей не бывает».
Последняя картина В. Артыкова «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств» 2008 показывает автора как яркого, сложного, богато одаренного и поразительно трудоспособного художника.

С. Червонная,
профессор, доктор искусствоведения,
главный научный сотрудник НИИ теории
и истории изобразительных искусств РАХ.
«Наш изограф» №4 (178), 2009 г.

Серебряный шар искусств

Московский живописец Владимир Артыков на исходе две тысячи восьмого года завершил работу над картиной «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств». На холсте изображен праздник, которого в Тарусе не было, но по убеждению художника он обязательно будет! Почему в Тарусе? За ответом обратимся к некоторым моментам биографии живописца. Отец его, Артыков Аннакули – видный общественный деятель Туркмении в одна тысяча девятьсот тридцать пятом году был направлен на дипломатическую работу в Москву. Будущего художника на лето забирали дедушка и бабушка по материнской линии в город Белев. Они еще до революции построили просторный дом в два этажа. Семья была большая, двенадцать детей. Все они выросли в этом доме, в том числе и Антонина – мама будущего художника. Тогда в России многодетные семьи, да еще в провинции, было делом обычным. Да и то, что бабушка Софья Николаевна, дворянского происхождения, а дедушка Александр Иванович – железнодорожник, машинист паровоза, не вызывало удивления среди горожан провинциального Белева. Подобные браки, видимо, совершались на небесах. Белев на Оке славился садами и яблочной пастилой, поставляемой на царский двор. Подрастал Володя, внуки постарше катали его на лодке по Оке, а в заснеженную зиму на санках. Это счастливое время закончилось в грозном сорок первом. Белев, как сотни русских городов был оккупирован и в доме расположились немецкие офицеры. Всю войну Володя безвыездно провел в Москве с родителями и помнит воздушные тревоги и немецкую мощную фугаску, попавшую в театр имени Вахтангова на Арбате. Тогда в ближайших домах воздушная волна выбила стекла окон. Но вернемся в довоенный Белев. Однажды будущего художника бабушка взяла в дальний поход на пароходе.

Путь единства. Тарусский серебряный шар искусств

Огромные гребные колеса, шумно шлепающие по воде и высокая труба, извергающая клубы черного дыма, произвели на Володю неизгладимое впечатление. Медленно шел пароход, открывая все новые и новые красоты Окских берегов. Может быть, тогда и зародилось еще не очень ясное желание запечатлеть чарующую красоту русской природы, а может быть стать моряком, и увидеть иные земли и другую природу. Закончилось увлекательное путешествие в Тарусе и Поленове, доме усадьбе великого художника. От бабушки не раз слышал маленький Володя местную легенду о старинном городе Тарусе. Когда-то киевский князь Святослав с дружиною, проплывая по Оке, увидел избы и людей, ловящих бреднем рыбу, князь спросил: «Чьи вы будете? Какой земли, какого племени? То Русь, то Русь!» – отвечали с берега. История волновала мальчика, он рисовал диковинный корабль, дружину в кольчугах и князя. В конце 1941 года враг был отброшен от Москвы, но авианалеты еще продолжались, хотя с каждым месяцем все реже и реже. Московские школьники ходили с портфелями и сумками противогазов через плечо. В победном сорок пятом Володя поступил в городскую художественную школу на Чудовке, близ станции метро Парк культуры. В школе с удовольствием рисовал гипсы и писал натюрморты, сначала акварелью, а на втором году обучения маслом. Четырехлетняя подготовка была достаточной, чтобы в одна тысяча пятьдесят втором году он смог сдать экзамены в Ленинградское Высшее Художественно-промышленное училище, бывшее «Барона Штиглица. » После двух студенческих лет его призывают на военную службу. Так неожиданно сбылась вторая мечта Артыкова – стать моряком. На Балтийском флоте он служил рулевым на боевом корабле. Но как говорят служивые – «дембель неизбежен». К тому времени семья Артыковых переехала в Ашхабад и моряк вновь встал к мольберту, но уже в Туркменском государственном художественном училище им. Ш. Руставели. Его взяли сразу на третий курс в мастерскую Петра Кондратьевича Ершова, известного театрального художника. Пятый курс Артыкова завершился защитой диплома, эскизами декораций и костюмов к опере Ю. Шапорина «Декабристы». И в том же году приехал в Москву и поступил во ВГИК, где вели мастерство И. А. Шпинель, Ю. И. Пименов. В дальнейшем художник-постановщик В. Артыков по приглашению режиссеров провел двадцать художественных фильмов на разных киностудиях Советского Союза. Напомним только некоторые названия: «Тайна предков», «Махтумкули», «Восход над Гангом», «Приключение Доврана», «Служа отечеству», «Дезертир». Как режиссер он снял ряд документальных фильмов, среди которых «Песнь о воде» и «Волшебники рядом с нами». В театральной деятельности художник-постановщик В. Артыков осуществил оформление тридцати спектаклей, среди которых В. Шекспир «Два веронца», А. Арбузов «Старомодная комедия», С. Михалков «Пена», В. Войнович «Похождения солдата «Ивана Чонкина», а также музыкальные спектакли: И. Ипатов «Марги», А. Хачатурян «Гаяне», П. Чайковский «Пиковая дама» и др. Станковая живопись всегда доминировала в жизни художника. С конца шестидесятых годов член Союза Художников СССР постоянный участник Всесоюзных художественных выставок. Его многофигурные тематические полотна были многократно освещены в центральной прессе, их репродукции помещали в газетах «Правда», «Советская культура», журналах «Творчество», «Искусство» и других. Картины художника отмечались наградами: «Диплом Академии Художеств СССР» за картины «Визит дружбы» 1979 г. и «Открытие памятника» 1980г. Диплом Союза Художников СССР за картину «Комсомольская свадьба» 1978 г. году Художнику было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля искусств ТССР. Произведения художника приобретены многими государственными музеями изоискусств, так картины «Комсомольская свадьба» и «Каракумский канал – артерия дружбы» Государственной Третьяковской Галерей, и другими музеями и галереями России, Туркмении, Казахстана, Украины, Таджикистана, Киргизии, Азербайджана, Венгрии. Художник участник «Второй Международной Триенале» современного изобразительного искусства «Белград – 80», в числе тринадцати живописцев от СССР.
После распада Великой Державы, Артыков живет и работает в Москве и Тарусе. Для него и его жены Риммы Исаковой, талантливого живописца, приокские пейзажи являются источником вдохновения. Впрочем, для Исаковой Таруса давно стала родными пенатами, еще с тех времен, когда работал Дом Творчества МОСХа и художницу можно было встретить с этюдником в любое время года и любую погоду. Здесь красиво! Много и плодотворно работает В. Артыков в этот период, им написаны много серьезных полотен: «Московское утро» – радуга над столицей, а в центре – Храм Христа Спасителя, сверкающий золотом возрождения, «Купола», «Чужих детей не бывает», «Июльское утро», «Светлый день», «Источник», «Благовест». Активная творческая деятельность В. Артыкова и Р. Исаковой в 2007 году привела их к избранию в Действительные члены Международной Академии Творчества.

Московское утро

В канун Рождества 2008 года В. Артыков закончил большое многофигурное полотно «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств». К ее замыслу художника подвинуло Обращение группы писателей к интеллигенции России, опубликованное в «Литературной газете». Писатели просили помочь Тарусе стать Городом – музеем, включенным в «Золотое кольцо» России. В картине «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств» около сотни персонажей, сорок семь из них списаны с ныне активных деятелей культуры. В центре композиции православный храм Петра и Павла. На переднем плане, вокруг огромного стола– подиума собрались тарусские дети, среди них будущие художники, музыканты и поэты. На подиуме разложены рисунки-проекты музеев Тарусы: В. Борисова-Мусатова, В. Ватагина, Н. Крымова, А. Толстого, В. Поленова, М. Цветаевой, Н. Заболоцкого, Н. Ромадина, К. Паустовского, А. Матвеева, В. Шаламова, В. Леонова, Ю. Коровина, Беляницкого-Бируля, С. Рихтера, Богаевского и многих других, составивших славу русской культуры. Высокое жюри внимательно рассматривает и обсуждает проекты, рисунки и живопись юных дарований и профессиональных тарусских художников. На городской площади, за белым роялем Рихтера, шумит праздник: выступает хор, на стендах развернута выставка живописи, идут спортивные состязания, игры с шарами, трепещет на ветру российский флаг, туристы слушают экскурсовода у памятника защитникам Тарусы, погибшим в Великой Отечественной войне. Высоко в небе в обрамлении белых облаков – крыльев, над рекой, над куполами собора взлетел огромный серебряный шар. Может быть, это знамение? Серебряный символ грядущего века, вестник расцвета искусств.
Картина – размышление. Картина – призыв! В ней художник обращается ко всем творческим объединениям, к каждому патриоту России – «Возьмемся за руки, друзья!».

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России
«Наш Изограф», №1 (175), 2009 г.

Серебристый свет надежды

Живопись Владимира Артыкова – это ностальгия и мечта. Ее содержание призрачно и потрясающе достоверно. Особый дар исследователя, необычный исторический ракурс художественного видения и творческого мышления художника воплощаются в реалиях любовно и тщательно воспроизведенного народного быта, обладающих очарованием тонкой восточной миниатюры, предельно точных и выразительных этнографических деталях, которыми насыщены его пейзажи, натюрморты, архитектурные панорамы, массовые сцены, всегда отмеченные печатью определенной эпохи. Нет, художник не осуждает и не воспевает то время, которое он бережно реконструирует. Он оставляет его окаменевшие реалии в вечных песках Каракумов, позволяя зрителю ощутить это время и в глобальном обобщении масштабных панорам, многофигурных композиций, и в удивительных тонко выписанных деталях, фиксирующих изысканные узоры тикинских ковров, формы старинных сосудов, конструкции юрт, каменные разломы древних монументов, мощные сооружения платин, гидроузлов, железнодорожных вокзалов, городских магистралей и парадных площадей, силуэты всадников, верблюдов, гарцующих коней, особенности красочных народных костюмов, интересных в широком историческом контексте, наконец бесконечно разнообразных и меняющихся повозок, грузовых, легковых машин, автобусов, эшелонов, мачтовых кораблей, белоснежных водных лайнеров, аэропланов, составляющих в картинах Артыкова целую вереницу виртуозных иллюстраций к истории Центрально-Азиатского региона. Чем точнее эти детали, тем фантастичнее общая картина Туркменистана в живописи Артыкова. Тот, кто ограничится буквальным прочтением названий картин, поверхностным знакомством с их тематическим кругом, не ощутит глубинного философского смысла самобытной живописи художника. Сильнейшим художественным средством, обеспечивающим эффект такого призрачного растворения, является особенный свет, которым наполнена живопись Артыкова, который излучают его картины, в котором парят изображения, мерцают каракумские пески. Это не раскаленное белое солнце революционной романтики, это не золотой жар и зной утомленной вечным праздником, обильной и счастливой земли. Это удивительный струящийся серебристый свет, очень редкий в реальном климатическом пространстве «солнечного края», спокойный и ровный, нежно смягчающий все яркие краски и жесткие силуэты, объединяющий мироздания покоем. Это свет печали, свет прощания с далекой землей, свет памяти о ней, свет надежды.

С. Червонная,
профессор, доктор искусствоведения.
«Русская галерея ХХI Russian Gallery» №6, 2008

Воспитание чувств и гармонии

Семнадцатого января 2008 года в Московском Доме Ученых на Пречистенке 15, прошла объединенная сессия Директората Русской секции Международной Академии наук, Президиума Международной Академии Творчества. На торжественном открытии сессии со словами приветствия выступили: Президент Международной Академии наук академик Вальтер В. Кофлер (Инсбрук, Австрия), сопрезидент Русской секции Международной Академии наук академик РАМН Константин Викторович Судаков, Президент Международной Академии Творчества академик, профессор Георгий Павлович Гладышев.
Во время работы сессии были вручены высокие награды Международной Академии Творчества. Первой на сцену приглашают госпожу Наину Иосифовну Ельцину. Г. П. Гладышев вручил видному общественному деятелю Ельциной Н. И. вдове первого Президента России Б. Н. Ельцина золотую медаль «Н. И. Сац».
За выдающийся вклад в развитие искусства награду получила художник, академик Международной Академии Творчества Исакова Римма Николаевна. Она также удостоена золотой медали «Н. И. Сац». Имя живописца Риммы Исаковой давно и широко известно в ее родном городе. Коренная москвичка снискала любовь и высокую оценку как любителей изобразительного искусства, так и критиков искусствоведения. Р. Н. Исакова в Союзе художников России с 1976 года, она постоянный участник художественных выставок не только в родной Москве, любимой России, но и за рубежом. Персональные выставки последних лет: Московский Кремль, выставочный центр МОСХ России, Товарищество живописцев МСХ, города Коломна и Подольск. Участвовала на международных выставках в городе Токио «Тиас», персональных выставках в городах Японии – Токио и Саппоро. Награждена золотой медалью Творческого союза художников России, Работы представлены в музеях, галереях, частных собраниях России и за рубежом. В последние годы в картинах Риммы Исаковой все чаще появляются сюжеты, связанные с древнерусской архитектурой, народными обычаями. В прессе отмечались: «Врата Успенского собора Кремля», «Архангельский собор Кремля», «Горицкий монастырь», «Пасхальный натюрморт». В пейзаже «К вечеру» появился жанровый мотив». Осеннее золото леса, затерянный в багрянце листвы деревянный скит и фигура монаха не спеша идущего по тропинке. Любование тишиной, красочной кроной деревьев – все напоминает полотна из зимней сюиты. Сказочная феерия осени также как и зимние морозные фантазии таят загадки, разгадать которые заветная мечта лирических живописцев. Римма Исакова яркий художник, в ее произведениях все додумано, доделано, но при этом не утрачена свежесть и таинственность.
Список награжденных продолжил московский художник, академик Международной Академии Творчества, заслуженный деятель искусств ТССР Артыков Владимир Аннакулиевич. Ему вручили медаль «Почетный знак Международной Академии Творчества» за творчество, личный вклад в развитие нации, культуры, духовное оздоровление нации, укрепление дружбы меду народами. Живописей В. А. Артыков член Союза художников с 1973 года. Награжден Дипломом Академии художеств СССР, награжден золотой медалью Творческого Союза художников России. Участник всесоюзных, Российских, Московских и международных выставок, так в частности, Триенале современного изобразительного искусства «Белград 80», выставка в США «Дорога к звездам» под эгидой писателя-фантаста Рея Бредбори (Нью Йорк 1990). Персональные выставки последних лет: Московский Кремль, выставочный центр МОСХ России, города Коломна и Подольск. Работы художника находятся в Государственной Третьяковской Галерее, государственных музеях изоискусств городов Москвы, Плеса, Краснодара, Саранска, Нижнего Тагила. В госмузеях Туркменистана, Азербайджана, Ураины, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Венгрии. В частных коллекциях США, Англии, Норвегии, Греции, Турции.

Проводы

Многофигурные, неожиданные по композиции, философские картины живописца, стали многожанровой художественной летописью. В. Артыков своим искусством утверждает гармоничное единение человека и природной среды, не скрывает своего восторга, встречая на родной земле ростки новой жизни. Эти качества привлекают к его работам внимание зрителей. Значительными произведениями, несомненно, стали такие полотна как «Проводы на фронт», «Встреча в 1945», «Купола», «Московское утро», «Через века», «Светлый день», «Чужих детей не бывает».
Награжденные поблагодарили Международную Академию Творчества и лично Президента Академии Георгия Павловича Гладышева за высокую оценку их творческого труда. Примечать в окружающем мире гармонию, воплощать ее в красках и дарить выставки, наполненные восторженными чувствами, – не в этом ли счастье художников!

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Наш Изограф», № 1 (164), 2008 г.

Весной в Подольске

Выставочная деятельность МОСХ России привлекает внимание серьезной и разнообразной программой. Персональные смотры сочетаются здесь с тематическими, молодежные – с ветеранскими, графические – с живописными и прикладными. Более того, собранные для экспозиции на Беговой выставки продолжают жить в других залах и даже городах. Одна из них состоялась в Подольске и вошла в число праздничных мероприятий, посвященных 225-летию этого города промышленников.
Чем же заслужили ее авторы – москвичи Римма Исакова и Владимир Артыков – сердечные, искренние восторженные отзывы зрителей. Своим живописным мастерством, современным взглядом на жизнь и искренним желанием воплотить в своих произведениях эстетическую программу русского национального искусства, о которой ясно и поэтично сказал А. С. Пушкин: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал!»
В наше сложное время деятели всех видов и жанров искусства не так часто стремятся «чувства добрые пробуждать». Просмотрите любую программу телевидения, пройдите по многочисленным выставкам столицы, полистайте газеты, и смутится душа ваша от навязчивых желаний «мастеров культуры» запугать, навязать вместо добрых чувств страсти иного плана, подчас противоположного, заставить поверить, будто добро правит миром, а только корысть, насилие, бандитские сговоры и воровской беспредел.
Вопреки «страшилкам», хамскому жаргону кривых, кривляющихся и косых зеркал, матерщинным песням и сквернословию существует мир художественных образов, собирающих жемчужины добра и щедро отдающих накопленные эстетические ценности тем, кто ищет в повседневности нетленную красоту, способную вдохновлять человека на дела благородные, патриотические, возвышающие личность. Подобные любители искусства и собрались в прекрасном огромном выставочном павильоне Подольска. Музыка Шопена, старинные романсы, песни военных лет, звучавшие на вернисаже в исполнении подольских артистов, внесли дополнительные краски в атмосферу праздника.
Натюрморты Риммы Исаковой своей настроенностью, захватывающими феериями цвета как бы продолжают и развивают настроения живительной свежести, радости бытия.
Для художницы важно, «чтоб предметы разговаривали друг с другом». И вместо «мертвой натуры» появляется под кисты живописца «тихая жизнь» – «штиль лебен». В лучших работе ощущается это тихое, но внятное, трогательно-душевное перешептывание предметов, для которых найдена своя атмосфер доверительного соучастия, выявлена их роль в жизни человека. Предметы окутаны цветным воздухом, он задает тональность «беседам», и всякий раз они отличаются одна от другой («Натюрморт с вышитым полотенцем», «Русская ладья», «Душа цветов» и др.). На этой выставке появилась новая сюита Исаковой – зимние пейзажи.
Как ни странно, а «морозных зим» в русском и российском искусстве не так много. Чаще всего пишутся оттепели, первые весенние дни или первые снега на осенней рыжей листве. Исакова показала сугробы, сверкающие под солнцем поляны, объятые крепким русским морозом, от которого захватывает дыхание. Как это ей удается – секрет колориста! Вблизи на холсте мазки-лепестки, будто от роз, а отойдешь – деревья трещат, стылый воздух висит над избами и до боли в глазах светит пронзительное солнце. Совсем не случайно холсты названы «Весна света», идет схватка, зима не сдается, и последние ее удары самые сильные, звонкие.
Иная стилистика у Владимира Артыкова, представленной в основном в постерах (ни Третьяковка, ни другие музеи России и республик Средней Азии, где художник проработал много лет, подлинники для персональной выставки не выдают).
Масштабные композиции подвержены влияниям кинематографа. И не случайно Артыков был художником-постановщиком и режиссером многих фильмов. В Институте кинематографии он изучал эстетику кинодействия Эйзенштейна, Роома, Довженко, и выразительные средства экрана талантливо использует в композиционных структурах живописных картин. Их характерная примета – высокий горизонт, что дает возможность развернуть действие в глубину, показать массовость события, создать атмосферу единения человека и среды («Вечность», «Археологи в Каракумах», «Комсомольская свадьба», «Регата»). РегатаВсе это придает живописным образам монументальное, общественнозначимое содержание. По сути, картины Артыкова – это фрески для современных сооружений типа аэровокзалов, дворцов съездов, стены которых могли бы стать изобразительной летописью добрых дел человека, не сокрушающего природу взрывами, не уродующего планету бесхозяйственным ковырянием в недрах, а любовно-дружеским отношением напоминающего о том, что он не Бог, не царь Вселенной, а всего лишь создание ее добрых сил.
Исходя из этих этических и эстетических позиций, Артыков пишет и современность «Московское утро» – над столицей, омытой дождем, вспыхнула радуга. Она венчает башни Кремля, купола соборов, в ее венке гордо возносится легкое строение храма Христа Спасителя. Картина «Благовест» – в дальний северный речной порт заходит плавучая церковь-корабль. И голубоватый свет окутывает берега, фигуры на пристани, объединяя воду, небо и дальние леса в торжественно-лирический аккорд. Склонность Артыкова к былинным образам, мифам, иносказаниям и сюжетам истории приводит к картинам метафорическим («Игра в Эдем», «Амазонка», «Ночь на Ивана Купала», «Дочки-матери»).

Амазонка

Часто пишет Артыков цветы пустыни – ферулы. Вместо листьев на их стеблях своеобразные чаши Растения тщательно собирают в эти «чаши» капельки драгоценной влаги. Ферулы весной, осенью – это жизнь, добытая веками борьбы с жаром пустынь. Художник любуется жизнестойкостью растений, их своеобразной красотой, их зеленью по весне и золотым звоном сухих «колокольчиков» на осеннем ветру. Живописец заставляет нас вслушиваться в мелодии природы. Да, тоже «штиль лебен», как и у его супруги Риммы Исаковой. Именно эта лиричность объединяет их искусство, помогает и нам, зрителям, видеть прекрасное в повседневности, преодолевать невзгоды, вслушиваясь в диалоги природы, вникать в ее вечную песнь о счастье, которое возможно.

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Московский художник», №5-6, 2006 г.

70 героических лет. Живопись Владимира Артыкова

Совсем недавно в Выставочном центре МОСХ России, расположенном по адресу улица Беговая, дом 7-9, открылась персональная выставка работ удивительной супружеской пары, выдающихся художников Владимира Артыкова и Риммы Исаковой. «Мы разные художники, но смотрим в одну сторону, идем в одном направлении», – объясняет Владимир Артыков.
6 ноября Заслуженный деятель искусства отметит 70-летие. Редакция газеты «Ямское поле» от всей души поздравляет Владимира Артыкова, желает крепкого здоровья, семейного благополучия и, конечно, новых творческих идей. Сегодня мы хотим познакомить читателей с необыкновенной судьбой этого удивительно талантливого художника, режиссера, автора сценариев многих документальных фильмов.Проводы
Владимир Артыков – участник всех Всесоюзных художественных выставок 1973-1988 годов. На Всесоюзной выставке 1978 года «60 героических лет» он показал картину «Проводы», которую автор построил как широкую панораму. С высокой точки мы видим железнодорожный вокзал, перрон, эшелоны на путях. Художник населяет картину толпами горожан, провожавших на фронт солдат. Здесь мы видим кавалерийский полк, идущий на погрузку, трепещущее знамя на ветру, столь характерное для современного восприятия этой исторической темы. Острое чувство тревоги, горечи, печали с высоким мастерством выявлено средствами своеобразной панорамной живописи: в характере осеннего пейзажа, в состоянии светлого, но не солнечного дня, в ритмах линий, в красках, в соотношениях людских масс.
Даже в картине батального жанра проникаешься горестным осознанием того, каким на самом деле тяжелым для нашего народа был первый год Великой Отечественной войны. Художник силой своего таланта поведал горькую правду о том времени, когда из черных репродукторов звучал скорбный голос диктора, сообщивший об оставленных врагу городах и селах.
Это был крупный успех художника и успех не случайный. Холодный ветер, уносящий бравурно-печальные марши, замершие у вагонов бойцы, красное знамя полка – все запомнилось будущему художнику навсегда. Через 36 лет написано произведение, в котором не просто переданы детские впечатления, они стали эмоциональным фоном, камертоном правды, позволившей через бытовой, обычный для тех лет эпизод выразить атмосферу героического и трагического времени. И что интересно, в том же 1978 году в том же Манеже на Всесоюзной выставке-конкурсе живописи за картину «Комсомольская свадьба» В. Артыков становится лауреатом премии с вручением диплома Союза художников СССР, а картину приобретает Государственная Третьяковская галерея.Визит дружбы
Работа над станковой картиной для Артыкова начинается с сильного впечатления от увиденного в действительности. Это относится и к полотнам историческим. Еще студентом Ленинградского художественно-промышленного училища юный художник наблюдал церемонию встречи экипажей кораблей, и в его воображении возник эпизод исторического визита XVIII века, когда по высочайшему указу Петра Великого два корабля Российского флота прибыли к восточному берегу Каспия, где и произошло первое рукопожатие русского и туркмена. Ассоциативная память подсказала художнику композицию картины «Визит дружбы». Картина экспонировалась на многих престижных выставках с неизменным успехом. В 1982 году Президиум Академии художников СССР присудил В. Артыкову Диплом Академии художеств СССР за картины «Визит дружбы» и «Открытие памятника».

Открытие памятника

В. Артыков работал на киностудиях Ашхабада, Душанбе, Ташкента и Москвы в качестве художника-постановщика более чем в двадцати художественных кинокартинах. Как режиссер и автор сценария он снял 10 документальных фильмов. Награжден знаком «Отличник кинематографии СССР».
В разных городах страны Артыковым осуществлено художественное оформление более трех десятков спектаклей. Он участвовал в группе художников-постановщиков, которые работали на концерте в Кремлевском Дворце Съездов (1977 г.) во главе с режиссером-постановщиком, народным артистом СССР И. А. Моисеевым. Один из последних фильмов, над которым работал Владимир Артыков, – «Дезертир» с Анатолием Котеневым в главной роли.
За большие заслуги в изобразительном искусстве художник В. Артыков удостоен почетного звания Заслуженного деятеля искусств Туркменистана.
Назову только некоторые выставки, в которых художник принимал участие: Международное Триенале современного изобразительного искусства «Белград-80», Югославия; Международный симпозиум – выставка живописи в городе Хайдубесермене, городе Дебрецене, Венгрия; выставка из собрания Государственной Третьяковской галереи, Москва; персональная выставка живописи в Варшаве и Гданьске, Польша; Международная выставка живописи в США «Дорога к звездам» под эгидой известного писателя-фантаста Рея Бредбери, Нью-Йорк; персональная выставка в Московском Кремле.
Произведения В. Артыкова находятся в Государственной Третьяковской галерее, государственных музеях изобразительного искусства России, Украины, Туркменистана. Есть они в частных коллекциях США, Греции, Норвегии, Венгрии, Польши, Англии и Турции.
Новые картины художника выставлялись на Московских выставках: «Осень-98», «Золотая кисть-2000», «Московский Международный Художественный Салон-2001».
В. Артыков – член Союза художников России, член Московского Союза Кинематографистов России.
Сейчас художник готовится к выставке, посвященной 60-летию со дня Великой Победы.

Ирина Сорокина.
«Ямское поле», № 19, 2004 г.

«Любите живопись, поэты!..»

Картины Владимира Артыкова, впервые показанные в Москве на Всесоюзных, республиканских и тематических выставках в начале 1980-х годов, резко отличались от привычных «производственных», «видовых» и бытовых». Полотна молодого живописца из жаркой Туркмении, где тогда работал художник, отметила и широкая пресса, и профессиональная критика. Вековые события и дни сегодняшние рассматривал острый глаз кинематографиста.
За годы учебы во ВГИКе Артыков впитал в себя главное: умение «сделать кадр» – предельно выразительно решить каждый сценарный эпизод. А потом сумел перенести «кинематографическое видение» в картину. Вот почему он заставляет зрителя «работать»: смотреть на изображение то с высоты птичьего полета («В предгорьях Копет-Дага»), то отпускает его до уровня колен персонажа первого плана («Мир входящим») Для выражения образной мысли композиция может закручиваться спиралью («Праздник хлопка», рассыпаться орнаментальным ковром, составленным их групп людей («Тикинский базар»), возносить зрителя к облакам и высочайшим горам («Вечность»), уводить взгляд вдаль, вслед поездам, увозящим парней на фронт («Провода»)…

Текинский базар

Сергей Эйзенштейн не раз говорил о неразрывных связях кино с изобразительным искусством, советовал ученикам тщательно изучать строение композиций у старых мастеров.
Артыков не учился у Эйзенштейна непосредственно, а книги его, особенно статьи, посвященные композиционному мастерству, изучал пристрастно. И не случайно студента четвертого курса сорвали с учебы и кинули в водоворот таджикской, киргизской, туркменской киностудий, где как художник-постановщик он создал двадцать три игровых фильма (недавно – «Дезертир» на «Мосфильме»), написал сценарии, снял одиннадцать документальных лент, поставил более тридцати спектаклей в театрах России и Средней Азии (от Шекспира до современных авторов). Он закончил художественное училище как театральный художник. Профессиональный багаж мастера огромен. И все же главным своим делом он считает станковую живопись.
Картины Артыкова не этнографические наблюдения, а образное выражение своеобразной жизни туркменского народа.
Если бы удалось выстроить полотна Артыкова по рангу исторических событий, мы увидели бы изобразительную ленту, первый кадр которой – «Визит дружбы» Петровских моряков в загадочную Туркмению; затем – революционная буря в песках Азии, добравшаяся сюда из Красного Питера («Каракумы. 1919 год»); торжество первых лет новой советской республики («Открытие памятника»); первые полеты деревянных аэропланов («Крылья тридцатых в Каракумах»); торжество земледельцев («Праздник хлопка»); решительный поворот Туркмении к индустриализации («Каракумский канал»); трагедия первых лет Великой Отечественной («Проводы»); ликование Победы («Встреча в сорок пятом»); жизнь нового поколения («Комсомольская свадьба»); наука («Археологи в Каракумах»); быт («Тикинский базар»; труд («Утро»); и тишина – бесконечность загадочной нетронутой природы («Каньон»)…

Встреча

В Третьяковской галерее находится картина Артыкова «Комсомольская свадьба» Дотошные зрители подсчитали изображено почти сто фигур. По другим подсчетам – сто пятьдесят. Но суть дела не в арифметических данных, а в самом подходе художника к торжественному событию. Вдоль улицы составлен бесконечно длинный стол, готовится пиршество. Вдали появились жених и невеста. Грянул оркестр. Молодых встречают гости – толпы жителей в традиционных красно-коричневых, темно-оранжевых, золотисто-фиолетовых халатах. Серые домики усиливают музыкальную звучность красок. Картину можно рассматривать бесконечно долго в ней, как в полотнах Брейгеля, – живые сценки быта, множество деталей, досконально передающих характеры людей. Дома, сарайчики, заборы, конюшни, движущиеся по дальним улицам велосипедисты, автомашины, всадники…
Для Азии подобное тщательное изображение народного быта характерно. Например, в картине Марзана Шаравы «Один день Монголии» (музей в Улан-Баторе), в миниатюрах книг. Часто говорят – живописец не фотограф, ему не нужно перечислять, переписывать все увиденное, рассказывать языком красок все, что охватывает глаз. Справедливо. Но вспомним работы «малых голландцев». Я. ван Эйка, Г. Терборха, А. ван Остаде… Сколько в них «мелочей» – часами можно рассматривать полотна, наполненные предметами, раскрывающими зрителю жизнь ушедших поколений.
Реализм – это доказывает и выставка работ Артыкова – не игра в искусство, не средство заигрывания, не стремление удивить невиданной или неслыханной игрой, даже в «собачье раздевание» или другими «перформансами». Отдадим эти и подобные им «игры» другим жанрам и видам искусства – иллюзионистам, эстраде, клоунаде, пародии… Изображать на холсте – значит рассуждать о красоте жизни рисунком и цветом Красоту с натуры не срисуешь. «Срисовывателей» плодят наши художественные училища и институты в достаточном количестве. А композиторов, сочинителей-реалистов – маловато. В этом смысле выставка Владимира Артыкова отличается от многих показанных в последнее время в столице. Выставка утверждает: эксперимент в искусстве необходим, но все же лучше, говоря словами Пикассо, не «искать, а находить». Артыков находит красоту в событиях истории, в явлениях современности.
В новом цикле работ посвященных Москве и Подмосковью, Артыков стремится открыть новые подходы к изображениям архитектурных памятников старых улиц, знаменитых монастырей, парков. Примечателен холст «Московское утро». Сквозь дымку дождя, над крышами и башенками сияет, словно подсвеченный изнутри, купол Храма Христа Спасителя. Радуга цветным венком снисходит на его кресты Благодатный звон слышится в дрожащем воздухе Москвы обновляемой.
Тема Москвы не случайна Артыков родился в Ташкенте, но уже в 1934 году полуторамесячного малыша привезли в Москву, и в тесных арбатских переулках пробежало детство будущего художника. В Сивцевом Вражке его водили в детский сад, где Володя чертил на бумаге цветными карандашами. В художественной школе на Чудовке пробовал рисовать красками Москва знакома Артыкову не по фотографиям и кинофильмам. Ученик художественной школы, художественного училища, а затем студент ВГИКа, он писал этюды церквей-развалюшек, покосившиеся домишки, еще помнившие наполеоновские пожары, городские усадьбы и парки. Просматривая пожелтевшие холстики и картинки, Артыков все чаще поглядывает в окно мастерской. Там в мачтах-кранах в сутолоке машин, в огнях электросварок живет Москва сегодняшняя. Кисть Артыкова оставила пески Каракумов и вновь вернулась в Россию. Подтверждением тому служат полотна «Июльское утро. Подмосковье», «Девичник. Белая ночь на Ивана-Купалу», «В Сокольниках», «Ромашки», «Островок». Владимир Артыков – заслуженный деятель искусств Туркмении, СССР, картины его демонстрировались в России, Югославии Венгрии, Греции, Польше, трижды на выставках в США, находятся в музеях и частных коллекциях России, Европы, Америки, Австралии.

Островок

В выставочном зале работы Владимира Артыкова успешно сосуществуют с произведениями Риммы Исаковой. Муж и жена со временем, как говорят, становятся чем-то похожими друг на друга. На этот раз – одинаково сильной любовью к искусству, хотя оно у них совершенно разное. Артыков идет от рисунка, от целостного видения сюжета в цвете и композиции. Его работы в чем-то рационалистичны. Римма Исакова пребывает в непреходящем восторге от цвета. Форму лепит небольшими мазками, предпочитая добиваться смешения цвета на холсте. Первое впечатление от натуры – яркое, живое, неожиданное, броское – она умеет растянуть на несколько сеансов. Например, написать «Снегопад» в лесу невозможно, тут и приходит на помощь цепкая память на тона, оттенки на всю колористическую гамму. Конечно, можно «списать» деревья в снегу из дачного окна, однако, в этом случае зритель всегда угадывает «подделку» зимой на ветру этюд пишется быстро, пока художник не окоченеет от холода. Именно это подтверждает «Автопортрет» Исаковой, где кроме глаз и фигуры, смахивающей на сосульку, мало что различимо Мороз. В искренность чувств художницы веришь целиком. Хочется привести как пример еще один «Автопортрет», написанный после окончания училища имени 1905 г. Молоденькая девчонка со страхом и растерянно смотрит на зрителя. В широко раскрытых глазах – вся незащищенность юности перед грядущими событиями самостоятельной жизни.
Но портреты Исакова пишет редко. Ее стихия – пейзаж, натюрморт, интерьер, деревенская и церковная архитектура. Звонкая живопись объединяет все эти сюжеты в единое целое – радость открытия красоты во всем, будь то «Врата собора», празднично освещенная комната с сияющей елкой («Рождество»), старый сарай, подставивший трухлявые бока яркому солнцу («Ранняя весна»), гордо вскинувшие золотые листья к облакам молодые деревья («Осень»), убранный праздничный стол, на котором таинственно светятся на золотом окладе блики свечей («Пасхальный натюрморт»), полевые цветы, будто повисшие в летнем зное («Букет»), бурное море, по которому катятся играющие свободные волны («Свежий ветер», «Гора духов»).
Полотна Исаковой побывали на крупнейших выставках Москвы, их видели зрители Японии, Чехии, Греции, США. Всматриваясь в ее картины, я вспоминаю «Весну» Боттичелли идет красивая женщина и разбрасывает цветы… а Римма Исакова идет по выставочным залам, разбрасывая холсты, полные света и цвета.
Примечать в окружающем гармонию, воплощать ее в красках и дарить выставки, наполненные восторженными чувствами, – не в этом ли счастье художника?
Выставка, показанная в залах МОСХа России, отметила 30-летие творчества Исаковой и 45-летие творческой деятельности Артыкова. Поэт Николай Заболоцкий писал:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Именно эти «приметы души» – лирические переживания мира, тонкое чувство восхищения природой, ее связи с духовным миром человека видим мы в живописных работах Риммы Исаковой и Владимира Артыкова. Именно это объединяет их искусство, укрепляет и соединяет их сердца и «душ прекрасные порывы».

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Московский художник», № 10, 2004 г.

Наши в Кремле

Члены МОСХ России – Римма Исакова и Владимир Артыков показали свои работы в выставочном зале Арсенала. Двадцать восемь картин – это и много и мало. И все же, даже по части их работ, экспонированных в огромном зале Старокремлевского дворца, можно составить ясное представление о творчестве живописцев.
Римма Исакова уже через три года после окончания Училища памяти 1905 года стала членом творческого союза – так труды молодого живописца оценила приемная комиссия МОСХа С тех пор она выставлялась не только в столице Ее работы видели зрители Токио, Саппоро, Праги, Отару и других городов Европы и Азии Свою творческую программу Исакова определила так: «Для меня привлекательны все времена года и любое состояние природы Пейзаж есть слияние природы, души и Бога Работа над пейзажем объединяет личность художника и Божественное откровение».
Картины, показанные в Кремле, – пейзажи России, старинные иконы, сосуществующие с домашними вещами, натюрморты из даров природы, древнерусская архитектура – развивают задуманную программу, раскрывают новые возможности таланта. Живопись Исаковой соткана из небольших мазков упругих цветов, тональна, стремится передать фактуру предметов, например, сияние света на окладах, но чаще – это душевное любование бесконечной гаммой колористических звучаний.
У Артыкова главное внимание сосредоточено на сложносочиненных композициях. В свое время на республиканских и всесоюзных выставках он прославился картинами на темы истории Туркмении «Проводы» – а точнее год 1941-й, «Визит дружбы» – встреча кораблей России и Туркмении в XVIII веке, «Комсомольская свадьба» – народный обычай собирать у праздничного стола сотни людей, «Ярмарка в Ниссе» – толпы гуляющих… Это события общенародные.Ярмарка в Ниссе
Примечательны композиции картин – зрители видят изображенные события как бы с птичьего полета.
Это, говоря современным языком, кинематографическая точка съемок массовых сцен. Такой принцип композиционных построений у Артыкова не случаен Он учился на художественно-постановочном факультете Института кинематографии, создал вместе с режиссерами немало фильмов, работал в театрах разных городов. Но декоративность в его полотнах отсутствует. Художник тщательно, подчас как ювелир, прописывает мельчайшие детали, счастливо избегая фотографичности.
Тема Туркмении ушла с годами, когда Артыков переехал вновь из Средней Азии в Москву, где родился и провел юность. Последнее время художника влекут российские темы, но романтика в его картинах не угасает – «Белая ночь на Ивана-Купалу», «Качели», решенные как повод показать красоту женского тела.
Интересно смотрятся и темы нашего города «Москва – утро», в туманном далеке Храм Христа Спасителя, на первом плане – главки Кремлевских церквей и радуга, обнимающая великолепие столичного пространства Это утро восходящего торжества и нового дня православия «Островок» на Москве-реке, увиденный как лирический оазис в центре индустриальной застройки. В этюдах Артыкова – и ансамбли столицы, и романтические уголки Подмосковья.
Это выставка произведений двух живописцев – мужа и жены, – произведений разных по манере письма, видения натуры, восприятия действительности, которые, дополняя друг друга, создают полноценную зрительскую ситуацию, где каждый сможет найти свое, волнующее больше всего произведение.
Полковник А. А. Трошин, заместитель командира Президентского полка по воспитательной работе, открывая экспозицию, сказал, что выставки произведений художников-реалистов – одно из важных средств идейно-художественного воспитания молодежи. И впредь командование полка предполагает продолжить эту важную работу.
Исаковой и Артыкову полковник вручил благодарственные грамоты и выразил надежду, что творческие связи Президентского полка и МОСХа России будут расширяться.

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Московский художник», № 11-12, 2003 г.

В радуге красок

Настойчивость, неустанный поиск, желание выразить свои мысли нестандартно, по особому свежо и необычно – именно эти качества отличают Владимира Артыкова, где бы он не работал: театр или документальное кино, художественный фильм или станковая живопись.
Это человек удивительно простой и искренний, интересный собеседник. Он ничего не делал в полсилы, вкладывает душу в любое дело: пишет ли полотно, изучает ли архивы, делает эскизы или готовится к встрече друзей – всё у него происходит как бы само собой, настолько это искренне и сердечно.
Ярче и полнее всего индивидуальность мастера проявилась в станковой живописи. Его полотна отличаются ясностью художественной мысли, тонким чувством пространства. Он умеет в каждой картине найти свою изюминку, придать действию остроту, вызвать интерес у зрителя, сохраняя при этом естественность и документальную конкретность ситуации.
Часто приходится слышать, как о нем говорят: «Это художник, создающий портрет своего времени». Он не только стремится изучать приметы времени, архитектуру, костюмы эпохи, но старается почувствовать и передать их дух и колорит. Художнику удается объединить и сплотить людей, изображенных им на полотнах, едиными чувствами, переживаниями.
Художник создает картины не для себя, не ради сегодняшнего дня, а ради завтра, для будущих поколений. Каждая картина это не только произведение искусства, творчества в его первозданном виде. Для нас это наше сегодня, а завтра оно станет историей.

Т. Молина.
«АШХАБАД», №6, 1995 г.

Главный герой

На мольберте в мастерской заслуженного деятеля искусств Туркменистана Владимира Артыкова укреплен загрунтованный холст, на котором уже можно различить фигуры Петра I и Ходжанепеса, приехавшего на берег, далекой Невы. Художник пишет картину по заказу Российского посольства в Туркменистане. К слову, две его работы уже украшают зал посольства.
Мы знакомы с Владимиром много лет, думаю, кое-что о нем могу рассказать Его отец Аннакули Артыков был видным деятелем своего времени, избирался самым первым секретарем Ташаузского обкома и Керкинского окружкома партии, назначался наркомом, постпредом в Узбекистане, Москве. Поэтому родился Владимир в Ташкенте, долго жил в Москве, приехал в Ашхабад в 1948 г., пережил землетрясение, вновь учился в Москве. Вернувшись поступил в Художественное училище на курс Айхана Хаджиева. Узнав о Ленинградском художественно-промышленном училище, поехал туда, проучился три курса, затем потянуло на флот. Хотели было с друзьями пойти в военно-морское училище, оставили институт, но попали на срочную службу на разные флоты. Володя служил на Балтике.
Потом вновь – училище в Ашхабаде, после окончания которого поступил во ВГИК, решив стать художником кино (в училище получил специальность театрального).

Эскиз декорации спектакля К. Кулиева «Посол эмира»

Вот так метался в поисках своего пути. Попав на практику на Дальний Восток, получил предложение от директора Хабаровского театра музкомедии оформить оперетту «Марги». С тех пор как художник-постановщик участвовал в создании множества спектаклей в нашем театре им. А. С. Пушкина: «Пена», «Американская история», «Два веронца», «Старомодная комедия», «Загадки дома Вернье», «4 допроса 1937 года», «Жизнь и необыкновенные приключения солдата Ивана Чонкина»; в академическом театре им. Молланепеса: «Посол эмира», «Хазар-хан и сыновья», «Судьбе непокорный»; в театре им. Махтумкули: балета «Гаянэ», оперы «Пиковая дама» и многих других, которые и не перечислишь.
В качестве художника-постановщика принял участие в создании фильмов «Сбежала машина», «Скелет Аполлона», где снимались помимо наших актеров известные комедийные артисты Г. Вицин, Е. Моргунов, С. Крамаров, А. Смирнов.
С тех пор кино надолго заполонило Артыкова. Едва завершилась работа над новеллами, его приглашает Алты Карлиев, запускавший фильм «Махтумкули». Предложение было заманчивым: историческая картина, неизвестная эпоха, прекрасные режиссер, актеры, композитор – Нуры Халмамедов. И началась эпопея с фильмом: съемки на побережье Каспия, непростые декорации, строительство корабля. Сняли, повезли в Москву, и там Володю приняли в Союз кинематографистов. Редчайший случай.
Новый директор студии Т. Ходжакаев предлагает Артыкову – уже в качестве режиссера – снять документальный фильм «Песнь о воде». О Каракумском канале. А у него давно тяга к режиссерской работе, еще на практике в Хабаровске пробовал. Взял оператором М. Курбанклычева – впервые на самостоятельный фильм – и поехали по трассе. Это, возможно, было удачное сочетание – художник и режиссер в одном лице. Он находил такое решение, такие кадры, которые не смог бы отыскать кто-то иной.
Скажем, однажды утром среди голых барханов он заметил птичку, склевывающую на лету капельку воды из умывальника, прикрепленного на саксаулине. «Мурад, – закричал Володя оператору, – срочно снимай!» От жужжания камеры птичка вспархивала и улетала. Лишь постепенно приучили ее к шуму и сняли удивительно поэтический кадр-символ. Так же было и с огромным табуном верблюдов и растрескавшемся сухой глиной такыра – их сняли в разных местах, а смонтировали – получилась сильная, полная смысла картина.

Эскиз декорации кинофильма «Песнь о воде», 1968

В Москве принимали одновременно оба фильма Махтумкули и «Песнь о воде». В Госкино, при крупном начальстве, в том числе и нашем. Председатель Госкино В. Романов спрашивает: «Чей фильм?» Карлиев: «Вот сидит художник моей картины, он и снял «Песнь о воде». Романов: «Очень хороший фильм, берем его на Всемирную выставку в Монреаль». Потом были еще приз диплом кинофестиваля республик Средней Азии.
Вскоре начали Артыкова приглашать на другие киностудии. Он объездил всю огромную тогда страну: Дальний Восток, Якутию, Среднюю Азию, Кавказ, Украину. Участвовал в создании 20 художественных фильмов, среди которых совместная работа с индийскими кинематографистами – двухсерийная картина «Восход над Гангом», лента о первой российской дипломатической миссии в Афганистане «Служа Отечеству», первый национальный художественный Фильм о Якутии «Тайна предков», таджикские ленты «Ураган в долине», «Тайна забытой переправы», туркменская – «Утоление жажды». А как режиссер снял еще 11 документальных картин, в том числе 30-серийный фильм «Праведный путь» – о мусульманах, проживающих на территории Советского Союза. Две серии о Туркменистане он снимал как автор и режиссер, в остальных был главным художником.
Казалось бы, теперь все ясно: стал человек художником и режиссером кино. Иному и этого хватило бы на долгую жизнь. Да неуемным оказался темперамент Артыкова. Мало ему двух ипостасей. Увлекся станковой живописью. Работая над фильмами, он изучал историю, быт, культуру Туркменистана, России, Якутии, Афганистана, Индии. Театр и кино не давали возможности полностью реализовать свои замыслы, хотя и значительно повлияли на его живописный почерк, даже на своеобразный ракурс видения событий и явлений. Глядя на картины Владимира, мы как бы парим, наблюдаем за всем с высоты птичьего полета. И потом – в его полотнах, как правило, живет, действует масса людей. «Главным героем моей живописи всегда является народ», – говорит художник.

Вода придет в Каракумы

Первая же его картина «Комсомольская свадьба», отправленная на Всесоюзную выставку, была закуплена Третьяковской галереей. Затем «Каракумский канал», «Вода придет в Каракумы» и многие другие. Буквально 90 процентов его полотен находятся в музеях и галереях Москвы, Львова, Караганды, Баку, Душанбе, Бешкека и др.Открытие памятника
Полотно «Визит дружбы» – о встрече на туркменском берегу российских моряков под командованием петровского флотоводца и составителя самой точной карты Каспия Сайманова, чье имя носит ныне бухта, – было отмечено дипломом Академии художеств СССР, весьма престижной наградой. В 1980 г. Артыков в числе 13 советских живописцев участвовал на Второй международной триеннале в Белграде («Открытие памятника»). Его картина «Международный экипаж» побывала в США, ее репродукция помешены в альбом, изданный в Нью-Йорке под редакцией Рэя Брэдбери, куда вошли работы космонавтов-художников А. Леонова, В. Джанибекова, американского астронавта А. Беана, побывавшего на Луне.
Не скажу, что Владимир Аннакулиевич вовсе оставил кино или театр (недавно он, скажем, как художник-постановщик участвовал в съемках фильма киностудии им. М. Горького «Дезертир» в окрестностях Ашхабада; а буквально на днях худсовет нашего театра им. А. Пушкина утвердил его эскизы к спектаклю по пьесе американского драматурга Н. Саймона «Последний пылко влюбленный», премьеру которого готовит Р. Исмаилов). Но станковая живопись занимает все больше места в его жизни.
Его персональные выставки проходят в Варшаве, Гданьске, Катовице, ряде городов Венгрии, где он участвовал в международном симпозиуме. Картины Артыкова экспонируются на многих выставках в США, Чехословакии, Греции, Польше, Турции, Индии. Уже после распада СССР его принимают членом Международной художественной федерации ЮНЕСКО.
Владимир умеет видеть события, явления, показать их нам с «заоблачной» точки. «Совершенно очевидно, – пишет известный искусствовед, главный редактор журнала «Творчество» Ю. Нехорошее, – что в картинах Артыкова сочетаются приемы кинематографа и станковизма. Автор стремится показать события масштабно и развивать его во времени – в пространстве. Поэтому картины, эскизы декораций интересно рассматривать, открывая все новые и новые любопытные детали, угадывая бесчисленные, тонко выделанные характерные черточки национального характера. Масштабность восприятия, сценарно построенный рассказ, динамика его развития определяют особенность произведений Артыкова».
На днях зашел в мастерскую Владимира, посмотрел его последние работу, поговорил о делах, планах.
– Ты знаешь, недавно я пришел к такому выводу, – говорит художник. – Когда-то в юности я и мечтать не мог, что попаду в Третьяковку, в другие престижные галереи. Но эта несбыточная мечта сбылась. Потом думал снимать большие фильмы. Снял их много, поставил немало спектаклей. И сейчас пришел к тому, что надо делать серию работ, которые непосредственно обращены к людям, что нас окружают. Написал я, к примеру, два полотна для нашей второй Ашхабатской городской больницы: «Весна» и «Осень в горах». Главврач заявила, что они в какой-то степени помогают выздоровлению больных, особенно тех, кто в подавленном состоянии, сердечникам. Они созерцают детали, проникаются настроением, духом живописи. И для меня нет выше награды. Ведь как зрители относятся к твоей работе в кино, театре – неизвестно. А тут я получаю удовлетворение. Две большие картины заказал наш Инвестбанк – хорошо их повесили. Две картины сделал я для посольства России в Туркменистане – они там неплохо смотрятся в зале. Хочется работать не для престижных галерей – сейчас немного народу там бывает, – а для тех мест, куда часто ходят люди, для наших современников, для главных героев всех моих полотен.

И. Пасевьев.
«Туркменистан», 18 декабря 1995 г.

Страна родная

В Центральном выставочном зале столицы открыта Всесоюзная художественная выставка «Страна Советов», подготовленная Министерством культуры СССР, Союзом художников СССР и Академией художеств СССР к 70-летию Октября. В экспозиции – произведения последних лет. Выставка встречает посетителей ощущением, приближающихся торжеств; страна в ее сегодняшнем дне – об этом слово художника: о красках жизни, горизонтах времени, о преемственности заветов революции.
Здесь, в Центральном выставочном зале, – обилие молодых имен, ее устроители восстановили былую традицию всесоюзных смотров – каждой республике предоставлена своя экспозиционная площадь.

Ярмарка в Ниссе

Девиз «Страны Советов» раскрывается увлекательно и широко, художники страны посвящают свой труд предстоящему всенародному празднику.

«Советская культура». 31 октября 1987 г.

О Туркмении языком живописи

В крупном промышленном и портовом городе Польской Народной Республики – Гданьске, в местном филиале Варшавского Дома советской науки и культуры, в июне открылась персональная выставка произведений заслуженного деятеля искусств Туркмении Владимира Артыкова. Корреспондент «Туркменской Искры» связался по телефону с Гданьском, к аппарату подошёл открывший выставку сотрудник филиала дома советской науки и культуры Сергей Михайлович Герман. В экспозиции представлены 46 произведений В. Артыкова, в их числе 30 станковой живописи и 16 эскизов декораций к спектаклям и кино. Большинство живописных полотен повествуют о сегодняшнем дне самой южной советской республики, о трудовых буднях народа.Владимир Артыков.

Эскиз декорации к спектаклю «Два веронца» В. Шекспира, 1977

О творческой деятельности В. Артыкова как художника театра и кино говорят эскизы к спектаклям «Старомодная комедия», «Пена», «Два веронца», кинофильмам «Восход над Гангом», «Звёздочка икуланёнок» и др. Вернисаж вызвал большой интерес в Гданьске. Это была первая выставка Туркменского изобразительного искусства на севере Польши, первый живописный показ ещё мало знакомой в северных воеводствах ПНР. Не удивительно, что в торжественном открытии выставки приняли участие многочисленные представители творческой интеллигенции Гданьска. Назову среди них такого известного в Польше скульптора, как Зигфрид Корпальский, живописец Хендрик Мондравский, директор местной художественной галереи Андрей Прайс. По художественной экспозиции Владимира Артыкова словно читаешь страницы истории Туркменистана, видишь его настоящее и будущее, – сказал в своем выступлении польский искусствовед Юзеф Кушевский. Он дал высокую оценку Туркменской школе живописи. Участники вернисажа отмечали особое значение выставки произведений советского художника в период подготовки трудящихся Польши к 70-летию Великой Октябрьской Социалистической революции.
Выставка послужит делу укрепления дружбы и взаимосотрудничества двух народов. Продлится выставка в Гданьске более месяца, после чего она переедет в столицу ПНР – Варшаву. Её организаторы Союз Советских обществ дружбы с народами зарубежных стран, и Союз Художников СССР.

Г. Матусов.
«Туркменская искра», 23 июня 1987 г.

Место съемок – мастерская художника

Советским художникам плодотворно разрабатывающим тему борьбы за мир, созидательного труда, приемственности поколений, посвящена новая лента Центральной студии документальных фильмов. Название работе дала Всесоюзная художественная выставка «На страже завоеваний социализма», где наряду с другими произведениями успешно демонстрировались полотна живописцев – народного художника СССР И. Клычева и В. Артыкова, которые являются одними из героев фильма. В Ашхабаде побывала съёмочная группа московских документалистов. Кинокамера запечатлела художников в мастерских, за работой над новыми картинами, а также на встрече с молодыми воинами – первыми ценителями многих их произведений. Фильм (режиссёр Алла Соловьёва, оператор Иван Филатов) расскажет также о мастерах из других республик.

«Туркменская Искра» 20 апреля 198З г.

Грани творчества

Станковой живописью Артыков стал заниматься, уже имея за плечами большой опыт в кино и театре. Как опытный сценограф В. Артыков был приглашён в 1977 году для участия в оформлении торжественного концерта в Кремлёвском дворце съездов, посвященного 60-летию. Великой Октябрьской Революции, и награжден за эту работу почётной грамотой Министерства Культуры СССР и ЦК профсоюзов работников культуры.
Сохраняя в своих живописных работах свойственный им стилистический язык В. Артыкову удается избежать схематичности и штампа, интересно размещая многочисленную человеческую толпу. Естественно, что для лучшего обозрения массы действующих лиц В. Артыков выбирает панорамный обзор, точку зрения сверху, в большинстве – с высоты птичьего полёта.
Его картины всегда историчны, независимо от того, обращается он к современности или к страницам прошлого, ибо художник не только внимательно относится к приметам времени, изучает архитектуру, костюмы, материальную культуру, но и глобально воспринимает эпоху, старается почувствовать и передать её внутренний дух и колорит. Он всегда выбирает моменты приподнятости, радостной, и иногда и горькой, В. Артыков умеет объединить и сплотить изображаемых людей едиными переживаниями, настроением, чувствами – всё это при внешней сдержанности. Как правило, он пишет свои холсты быстро. Это объясняется не только внутренней организованностью и, собранностью художника, но и тем, что непосредственному процессу создания полотна предшествует длительное созревание идеи , вживания в образ и эпоху, документальное её изучение.
Позиция в творчестве Владимира Артыкова органично связано с гражданской позицией художника.

Н. Анурова.
«Вечерний Ашхабад», 15 апреля 1983 г.

Портрет времени

Художник и время. Их тесное взаимодействие и составляет, пожалуй, смысл искусства любой эпохи. Не случайно поэт назвал всех, кто создает прекрасное, зеркалами, отражающими исполинские тени, которые грядущее отбрасывает в сегодняшний день. Но далеко не каждый художник может в росинке увидеть солнце, философски осмыслить действительность – эту пёструю панораму будней, в которой отразились волнения и страсти мира. И не каждому по плечу запечатлеть её, выразив общественные тенденции и привнеся свои раздумья, умозаключения.
Таким органичным сплавом личного, пережитого с исторической памятью народа отмечены лучшие картины Владимира Артыкова. Острота и необычность ракурса – взгляд сверху , передающего ощущение полёта, безграничность пространства, придают полотнам живописца (лица не общее выражение). Но ничего общего с формалистическим изыском, претензиями на эффект это не имеет. Всем духом своих произведений В. Артыков доказывает, что современность худонника определяется не его стилем и манерой, а современностью волнующей его духовной идеи, воплощенной с позиции реализма вот почему особенность живописного языка художника, думается вряд ли стоит объяснять лишь влиянием кинемотографа и так акцентировать на этом внимание. Ведь это не механический перенос одного вида искусства на другой. Своя точка зрения (в прямом и переносном смысле) служит Владимиру Артыкову для решения сложной художественной задачи.
Картина «Визит дружбы», которая воскрешает события XVIII века. Экепониривавшаяся на Всесоюзной выставке вшютио «Голубые дороги Родини» рассказывае о зарождении русско-туркменских дружеских связей. Символика произведение лишена какой либо выспренности, псевдомногозначительности. «Высокие материи» естесственно уживаются с открытой жанровостью полотна: вот крупным планом глиняная утварь на крыше с дымоходом, вот, по отдаль от толпы, созерцающий встречу посланцев, – робкая стайка закрытых накидками менщин, вот – любопытная детвора… Картину мо/сно читать как книгу, выстраивая в ней сюжетную линию, обнаруживая точные драматургические ходы. Полотна Артыкова, как правило, населены множеством персонажей, наполнены обилием бытовых реалий – и всегда они оправданы.
Тема великой дружбы народов красной нитью проходят через многие работы В. Артыкова – не только в живописи, но и первоначально-в кино. Эта гражданская позиция художника.
Увидеть мир глазами современника невозможно сидя в мастерской. Живописец понимает это. Он лёгок на подъём, много ездит по стране. Во время съёмок фильма «Тайна предков? художник объездил всю Якутию, весь северный край. Снимая как режисёр фильм «Песнь о воде? прошёл по трассе Каракумского канала. Его заносило на Сахалин и остров Тюленей в Тихом океане, Он хорошо знает чем живут сельские труженики Таджикистана, где снимались фильмы «Ураган в долине», «Тайна забытой переправы». Крым, Кавказ, Памир, Дальний Восток, Сибирь и средняя полоса России – это все исхоженные и изъезженные места, адреса встреч художника с тружениками и собратиями по творчеству. Наверное, и поэтому Владимир Артыков имеет право языком искусства говорить от имени современников.
А на мольберте снова установлен чистый холст. И всё, что было до этого, кажется лишь подступом к созданию главного в жизни портрета времени.

Елена Приходько.
«Туркменская Искра», 8 апреля 1983 г.

Страницы творчества: литература, живопись, театр

Сегодня в Большом Кремлевском дворце начинает работу VI съезд художников СССР. В эти дни в выставочных залах столицы развернуты две всесоюзные выставке «СССР – наша Родина» и «Художники – народу», на которых представлены произведения из всех союзных республик. Воспроизводим работы с первой из этих выставок: М. Абдурахманов и Г. Яралова «В. И. Ленин в Закопане»; В. Артыков «Каракумский канал им В. И. Ленина – артерия дружбы народов СССР»; О. Вуколов «Магистрали Сибири».

«Правда». 17 января 1983 г.

Восхождение к картине

Станковые работы Владимира Артыкова относительно недавно стали по являться на республиканских и все союзных выставках. Но вот что примечательно число их упрямо растет, они охватывают самые разные темы, замыкающиеся на истории и современной жизни Туркмении («Проводы», 1977; «Визит дружбы», 1979, «Открытие памятника В.И Ленину в Ашхабаде 7 ноября 1927 года», 1979–1980, «Археологи в Каракумах», 1980, «Праздник хлопка в целинном совхозе», 1981, «Каракумы 1919 год. Перед боем», 1982).
Артыков начал творческую жизнь как художник театра («Марги», Хабаровский театр музкомедии, 1963), затем – премьера в кино («Утоление жажды», 1966). Не оставляя этой своей профессии и сегодня, декоратор все увереннее, активнее, увлеченнее работает над картинами станковыми.
Что это – дань моде? Желание по пробовать силы в новом жанре?
Профессия художника-постановщика заставляет много путешествовать, наблюдать и – запоминать Фильм «Тайна предков» (1971)–о становлении Советской власти в Якутии – потребовал изучения истории, быта, обычаев северного края; «Повесть о воде» (1966)–документальный фильм, где Артыков и художник и режиссер,– заставил пешком и на верблюдах пройти маршрутом Каракумского канала; «Восход над Гангом» (1976) был невозможен без знаний культуры Индии, Афганистана, России.
Работа в кинематографе и театре учит остроте композиционного мышления, умению видеть событие в атмосфере эпохи, мыслить ее категориями, тесно увязывая образы исторические с проблемами современности. Именно эти качества присущи филь мам и спектаклям, в постановках которых участвовал Артыков.
Законы сценографии обязывают предельно лаконично решать самые сложные архитектурно-пространственные задачи, создавая выразительные планировки для игры актеров и массовых мизансцен. И спектакли подтверждают, что Артыков тонко чувствует специфику сцены, умеет сочетать размах фантазии с конкретными условиями игровой площадки Один из примеров – декорации к спектаклю «Судьбе непокорный» (1978). Единая архитектурная конструкция, окруженная блеклыми песками, дымчатым знойным небом пустыни, позволяет развернуть мизансцены и в глубину пространства и вдоль авансцены. Благодаря своей живописной образности она стала многоемким символом бурного, грозового времени.
Но работа в кинематографе и театре все же не позволяет художнику реализовать все свои замыслы – слишком малое время стоит кадр перед зрителем, очень быстротечны ми-путы на сцене. Художник-постановщик – всего лишь один из большого ансамбля создателей спектакля или фильма. А станковая картина дает богатейшие возможности синтезировать все свои знания, все поиски, работать над холстом не ограниченное календарным планом время.
Первый крупный успех Артыкова на новом поприще – полотно «Проводы»– подтвердил правомерность намеченного пути И успех произведения не случаен.
На полотне – событие, которое семилетний парнишка, будущий художник, увидел осенью 1941 года. Тысячи ашхабадцев провожали тогда эшелоны. Толпа прижала мальчонку к перилам переходного железного моста, нависшего над путями Холодный ветер, уносящий бравурно-печальные марши, замершие у вагонов бойцы, красное знамя – вес запомнилось навсегда. Через тридцать шесть лег написано произведение. И в нем не просто переданы детские впечатления. Они стали эмоциональным фоном, камертоном правды, позволившей через бытовой, обычный для тех лет эпизод выразить атмосферу героического и трагического времени.

В предгорьях Копетдага

Чтобы попять композиционное мышление художника, остановимся еще на одном эпизоде из его биографии. Лет в четырнадцать школьник Артыков впервые полетел па самолете. Старенькая машина шла невысоко – хорошо просматривались квадраты полей, вьющиеся ленты рек, составленные из кубиков города и поселки. Земля стала огромной, необъятной, все время меняющейся. И вот увиденные когда-то сверху – с моста – проводы эшелона, толпа, впечатления от полета над родными просторами соединились. Появилась любимая точка видения – панорамная.Праздник хлопка
Большинство картин Артыкова скомпонованы так, чтобы на просторной, бескрайней земле показать толпы людей или хотя бы группу в окружении домов, барханов, памятников старины. Герои полотен словно бы рассыпаны в пространстве. Но именно на расстоянии особенно четко видно их единство в общем решительном движении. Так строятся композиции картин «Проводы», «Визит дружбы», «Открытие памятника В. И. Ленину», «Праздник хлопка в целинном совхозе». Движения масс в них выразительны и гармоничны; в каждом случае ясно раскрыт настрой эпохи, убедительно показаны национальные черты быта. И все это – эпически спокойно, величаво.
Панорамная композиция – «облачная» точка смотрения – не открытие только Артыкова. Поколения мастеров использовали ее в своих работах. Однако наше время заставляет думать, что именно «верхнее смотрение»– панорама – особенно характерно для восприятия нашего современника. Высотные здания, самолеты, гигантские путепроводы, мосты заставляют часто видеть пространство с птичьего полета. Кинематограф и телевидение широко пользуются выразительными средствами оптического ракурса. И художник, тем более пришедший из кино, органично воспринял этот художественный прием. Па-до полагать, он будет развивать его, и со временем и в картины его войдут и сверхкрупная деталь, и динамический срез, и другие монтажные средства выражения. Но очевидно и сегодня, что композиционный прием Артыкова органичен для сюжетов, которые он выбирает.
Работа над картиной для Артыкова начинается с сильного впечатления от увиденного в действительности. Это относится и к полотнам историческим. Служа на флоте, Артыков наблюдал однажды церемонию встречи экипажей кораблей, и вспомнился художнику эпизод исторической встречи, состоявшейся в конце XVIII века, когда корабли Российского флота прибыли к берегам Туркмении; у вод Каспия произошло первое рукопожатие русского и туркмена. Ассоциативная память подсказала композицию «Визит дружбы».
Бывает, что и в самой жизни история и современность сливаются Надо только уметь увидеть это, почувствовать Полотно «Открытие памятника В И Ленину в Ашхабаде 7 ноября 1927 года» художник написал, вспомнив трагическое событие – ашхабадское землетрясение 1948 I езда. Тогда среди руин остался чудом сохранившийся монумент вождя. К нему шли в первую очередь приехавшие строители, шли жители города, и помощь, что оказывали Ашхабаду все республики, воспринималась как воплощение великих ленинских заветов о нерушимой дружбе народов…
Артыков не приступает к работе до тех пор, пока не увидит мысленно всю будущую композицию. Однако это не значит, что возникшие в воображении образы механически фиксируются кистью. Композиция уточняется, иногда – перерабатывается полностью уже на полотне.
Совершенно очевидно, что в картинах Артыкова сочетаются приемы кинематографа и станковизма. Автор стремится показать событие масштабно и развивать его во времени – в пространстве. Можно проследить на примерах бесчисленных «действующих лиц» его полотен развитие «сюжета», ею кульминацию и развязку. Поэтому картины, эскизы декораций интересно рассматривать, открывая все новые и новые любопытные детали, угадывая бесчисленные тонко выделанные характерные черточки национального характера. Именно эти качества – масштабность восприятия жизни, сценарно построенный рассказ, динамика его развития, при внешне статичной подчеркнуто уравновешенной композиции, определяют особенность произведений Артыкова.Изыскатели
Полотна художника посвящены самым разным событиям из жизни Туркмении. Он находит интересные, правдивые моменты, позволяющие соединить былое и нынешнее, не склоняется к легкому пути воспевания старого быта. Артыков видит и утверждает гармоничное единство человека и природной среды, даже если среда эта угрюма и жестока («Изыскатели», 1980; «Вода Сибири придет в Каракумы»). Художник не скрывает восторга, встречая на родной земле яркие ростки новой жизни («В предгорьях Копет-Дага», 1980).
Картины Артыкова привлекают искренностью чувств, доверительной интонацией, ясностью художественной мысли.

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Творчество», № 11, 1982 г.

Утро солнечной земли

«Утро» – назвал свою новую картину туркменский живописец Владимир Артыков Группа школьниц спешит на занятия Голубой туман еще окутывает поселок на сваях. Когда-то здесь была вода Постепенно пески оттеснили море, но жители, как и встарь, ставят дома на сваях А море – рядом, тихие волны его спокойно шуршат, облизывая ржавый песок, покачивая рыбацкие катера. Трудовой день начинается голосами детей Характерна» черточка мирного быта, подмеченная художником, в мелом выражает суть мирной жизни.
Владимир Артыков, начиная как художник театра, затем увлекся работой в кино. Экран учит остроте композиционного мышления, умению видеть события в атмосфере эпохи, мыслить ее категориями, тесно увязывая образы исторические с проблемами современности А еще требует неустанного обогащения зрительной памяти Киноэкспедиции, углубленное изучение жизни республики дали много впечатлений Они перерастали рамки сценариев, требовали самостоятельного выхода к зрителю. Так возникла необходимость работать над станковыми картинами.

Каракумы, 1919 год. Перед боем

Закономерно, что в полотнах Артыкова сочетаются приемы кинематографа и станковизма. Автор стремится поймать событие масштабно, иногда используя широкую панораму, вид сверху, сверхкрупную деталь. Пример тому и картина «Каракумы, 1919 год. Перед боем». Бойцы Красной Армии смотрят в пустыне фильм. Эпизод этот рассказал художнику отец – участник гражданской войны, ветеран партии. В те многотрудные годы распространился слух, будто Ленина нет в живых. И вот для вдохновения уходящих на фронт демонстрируют документальную ленту. Решительно, уверенно по огромному склону бархана шагает Ильич, принимая парад всевобуча. Документальный эпизод воспринимается бойцами как символ богатырской силы молодой Советской власти. Владимир Артыков готовится к выставкам, посвященным 60-летию СССР и 65-й годовщине Октября. На мольберте художника несколько полотен Среди них и «Корабли Каракумов» – панорама знаменитого канала среди уходящих в бесконечность вздыбленных песков. На берегу – развалины древнего храма, пасущиеся верблюды – сухопутные корабли песков и быстроходный катер, огромная самоходная баржа, легко скользящие по синей воде. Столкнулись история и день сегодняшний, сказка обернулась былью: в черных раскаленных песках вьется лента рукотворной реки.
Картины Артыкова разные по темам. Однако их легко объединить в единую сюиту, воспевающую социалистическую Туркмению, увиденную сыновними, влюбленными очами. Художник находит интересные, правдивые моменты, позволяющие – соединить прошлое и нынешнее, не склоняется к легкому пути идеализации кочевого быта Артыков утверждает гармоничное единение человека и природной среды, даже если эта среда угрюма и жестока (картина «Изыскатели»), не скрывает и своего восторга, встречая на родной земле ростки новой жизни (картина «В Предгорьях Копет-Дага»). Эти качества привлекают к его работам внимание зрителей, что с успехом доказывают республиканские и всесоюзные выставки, на которых регулярно появляются произведения мастера из солнечного края.

Ю. Нехорошев,
Заслуженный деятель искусств России.
«Советская культура», 14 сентября 1982 г.